year
  1. Адрес: 155900, Ивановская область,
  2. город Шуя, улица Свердлова, дом № 6.
  3. Телефон/факс: +7 (49351) 33-100.
  4. Электронная почта: verstka@mspros.ru
  5. Издательство «Местный спрос» ©
Сила материнского сердца - «Местный спрос»

Сила материнского сердца

В детстве по соседству с Татьяной Денисенко жила одинокая женщина с ребёнком-инвалидом, и Татьяна не верила, что смогла бы так же преданно и жертвенно воспитывать сына-инвалида. И жизнь дала ей шанс проверить себя…

Сила материнского сердца

Татьяна Денисенко каждый день, похожий один на другой, вступает в битву с недугами 12-летнего сына Серёжи, у которого с рождения большой список не дающих надежду диагнозов. Как тяжело маме, знает только она. В разговоре со мной, не может сдержать слёз и признаётся, что ей бывает нестерпимо больно, «но проревёшься, и всё заново». Серёжа без мамы, без её заботы и внимания не может ни секунды. Родился мальчик в Киргизии, в 2008 году, где тогда жила Татьяна. Первичные признаки заболеваний появились у ребёнка ещё в четыре месяца от роду. А когда малышу исполнилось два года, отец Серёжи ушёл, оставив Татьяну наедине с бедой, да ещё цинично укорив в том, что от него не мог родиться инвалид. Подписал бумагу об отказе от сына, ничем не помогал и алиментов не платил.

- В Киргизии так детально не изучают беременность. Всё было хорошо, УЗИ показало, что плод развивается, что сердце ребёночка бьётся. В роддоме были схватки, но родовая деятельность была слабой. Да на меня особо и внимания не обращали, хожу и хожу по родзалу. И забЕгали только тогда, когда аппарат показал, что сердцебиение у ребёнка отсутствует. Кесарево сечение сделала уже утренняя смена докторов. После операции мне принесли живого, подвижного ребёнка, а о том, что у него произошла внутриутробная остановка сердца, скрыли. Только через два года, когда сделали МРТ, мы узнали, что мальчик был рождён в состоянии комы, которая оставила такие плачевные последствия.

А последствия, действительно, ужасают: ДЦП, спастическая диплегия, ЗПМР, эпилепсия, резистентная к лечению. Что это значит? А то, что мальчик полностью привязан к инвалидной коляске: ходит только чуть-чуть на ходунках, руками не берёт ничего, даже игрушку, ходит в памперсах, не говорит, кроме слова «мама», ничего. «Но он понимает всё, что я ему говорю. У него свои эмоции, желания, он не играет ни в какие игрушки и больше реагирует на звуки, и ещё любит слушать музыку», - рассказывает мама Таня, смущённо улыбаясь. Но что особенно её беспокоит – эпилепсия, она мучает ребёнка с четырёх лет. Приступы частые - до 12 случаев в месяц. И врачи отказывают в операциях, пока не будет стабильности с этими приступами. Поэтому всё лечение Серёжи - консервативное – препаратами, от которых, по словам Татьяны, большого прогресса не наступает. Даже в санаториях, которые положены инвалиду, Серёжа ни разу не был.

- Нас никуда никогда не приглашали, ссылаются всё на ту же эпилепсию, мол, массаж нельзя, он может спровоцировать приступы, но у нас в санаториях разве только массажи? – недоумевает мама. – К нам приходит педагог из коррекционной школы, и после занятий с ним Серёжа стал более контактным. Раз в год нас кладут в ивановскую больницу, но мне непонятно зачем, если там не лечат, а лишь наблюдают, у нас даже нет постоянного лечащего врача, который бы нас вёл…».

Сложности испытывает Татьяна даже при получении лекарств, которые положены бесплатно мальчику-инвалиду. С этим в Шуе дела идут ужасно плохо.

- Мы должны непрерывно принимать препараты, но не всегда получаем их вовремя, поэтому вынуждены покупать самостоятельно. И не каждая аптека ещё берётся заказать для нас необходимые лекарства. Бывает и так, что препараты приходят, но с задержкой, когда они уже не нужны, потому что назначены новые из-за возникшей аллергии. Вот и лежат у нас эти 20 пачек, а кто-то нуждающийся, быть может, их не получит, - рассказывает женщина.

Сказать, что Татьяна делает для сына всё, можно, наверное, с оговоркой – ведь не всё в её силах. Часто проблема не решается из-за отсутствия денег. Например, чтобы понять причину приступов эпилепсии, мальчику нужно сделать энцефалограмму, но только в Москве, и процедура платная, 25 тысяч рублей. Ещё пример: есть так называемый тренажёр Гросса, который фиксирует тело ребёнка, укрепляет мышцы и учит ходить. Но стоимость его и вовсе запредельная - более 100 тысяч рублей, деньги для Татьяны просто немыслимые. Порой мама Таня корит себя за бездействие. Но когда она и, главное, к кому будет обращаться за помощью, если буквально не выходит из дома и каждую минуту своей жизни посвящает сыну?!

Татьяна, конечно, не совсем «сирота», но её старшая дочь живёт своей жизнью, а муж, который признал Серёжу как своего сына, постоянно на заработках. Вот и получается, что мама бьётся за своего ребёнка в одиночку, и от незнания, куда стучать, в какие двери, и от финансового бремени, она порой приходит в отчаяние. Но сила любящего материнского сердца преодолевает минутную немощь, и Татьяна вновь согревается надеждой. Надеждой на то, что когда-нибудь мальчик Серёжа сможет сделать самостоятельный шаг, сказать ей добрые слова, обнять её с благодарностью за то, что она подарила ему такую хрупкую, но такое важную ценность – жизнь…

От 21 Октября Тамара ОГНЕВА, фото автора.

Авторизуйтесь, чтобы оставить свой комментарий