year
  1. Адрес: 155900, Ивановская область,
  2. город Шуя, улица Свердлова, дом № 6.
  3. Телефон/факс: (49351) 33-100, 3-04-94.
  4. Электронная почта: verstka@mspros.ru
  5. © Издательство «Местный спрос», год.
Цель, не оправдывающая средства

Цель, не оправдывающая средства

Девяносто пять лет назад в Шуе произошли события, всколыхнувшие всю страну.

Цель, не оправдывающая средства

Политика большевиков после прихода к власти сразу приняла антицерковную направленность. Декрет Совета народных комиссаров РСФСР «О свободе совести, церковных и религиозных обществах» от 20 января 1918 года утвердил принцип отделения Церкви от государства. Этот принцип заложил основу для борьбы с Русской православной церковью и православной идеологией. Некоторые пункты декрета предусматривали лишение собственности Церкви как юридического лица. Руководствуясь данным декретом, большевики уже в начале 1918 года закрыли храмы при государственных учреждениях, духовные школы и приступили к конфискации имущества Русской православной церкви.

Голод начала 20-х годов советская власть использовала как повод для усиления экономической и политической борьбы с религией. 23 февраля 1922 года был издан декрет ВЦИК «Об изъятии церковных ценностей». Курировал его Лев Троцкий. На изъятие ценностей в Москве, Петрограде и других крупных городах власти не решились. И показательное изъятие было намечено на 13 марта в маленьком городе Шуе Иваново-Вознесенской губернии. Серьёзного сопротивления, конечно, большевики не ожидали. Но ситуация практически сразу же вышла из-под контроля. В главном храме города – Воскресенском соборе – около 300 человек в течение нескольких дней участвовали в богослужении и отказывались уходить домой. Комиссары два дня уговаривали прихожан разойтись, чтобы не препятствовать выносу и описи изымаемых ценностей, но прихожане были непреклонны.

Наиболее богатым по своим культурным ценностям из двадцати шуйских храмов был Воскресенский собор, поэтому именно он и был выбран как предмет показательного изъятия. К тому же Воскресенский собор был центром религиозной жизни Шуи. В соборе Воскресения Христова находилась главная святыня Иваново-Вознесенского края – икона Шуйской Смоленской Божьей Матери, одна из 124 богородичных икон, почитаемых православными людьми по всей России. Но икона была ещё и настоящим произведением искусства. Две ризы имел святой образ – повседневный, из серебра с позолотой, и парадный, который украшали 1794 бриллианта, 21 изумруд, 75 алмазов, 204 яхонта, 1000 аметистов, 5 бриллиантовых звёзд.

В 1922 году газета «Известия» написала, что на ризу этой иконы можно прокормить десять тысяч голодающих в течение года.

3 марта 1922 года в Шуе была создана уездная комиссия по изъятию церковных ценностей, и 7 марта члены комиссии впервые пришли в Воскресенский собор. Они застали настоятеля храма Павла Светозарова за снятием с иконы Шуйской Смоленской Божьей Матери простой серебряной ризы и замене её парадной жемчужно-бриллиантовой. 13 марта настоятель Павел Светозаров приглашает представителей прихода для участия в составлении описи церковных ценностей. Ранним утром 15 марта 1922 года у Воскресенского собора Шуи собрались прихожане. Они ждали прибытия комиссии по изъятию церковных ценностей в пользу голодающих. Кто-то смиренно молился, кто-то был полон решимости дать отпор богохульникам. Шустрые мальчишки-гимназисты пробрались на колокольню и ударили во все колокола. Набатный звон собрал у собора треть населения Шуи.

На разгон толпы бросили военных – четырнадцать вооружённых красноармейцев. Они безуспешно пытались разогнать толпу. Вскоре подъехали грузовики с установленными в кузове пулемётами. Сначала солдаты начали стрелять по колокольне, потом стреляли поверх голов, но народ не расходился. Тогда очередь из «Максима» прошила толпу. Первым был убит прихожанин храма Николай Малков, который, проходя по площади, остановился недалеко от дома Павла Светозарова и крикнул: «Православные, стойте за веру!». И тут же получил пулю в висок. Второй была убита на ступенях храма девица Анастасия, работница фабрики, проживающая в деревне Поповское. Далее пали Авксентий Калашников и Сергей Мефодиев. Только увидев падающих от выстрелов людей, народ потеснился и побежал.

Трупы убитых положили на паперть, к ним никого не допускали. Тела затем увезли, раненых в количестве пятнадцати человек доставили в больницу. Естественно, в этот день комиссарам было не до изъятия. Рабочие двух шуйских фабрик, узнав об этих событиях, остановили производство. К вечеру в городе начались аресты. За подстрекательство народа к бунту было арестовано 26 человек.

О событиях, произошедших в Шуе, было незамедлительно доложено В.И. Ленину. Поскольку по состоянию здоровья вождь не мог приехать из Горок в Москву, он продиктовал предназначенное только для членов Политбюро ЦК РКП(б) письмо В.М. Молотову. В своём секретном письме Ленин подчёркивал: «Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше. Надо уметь теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать».

Шуйские события явились своеобразной подготовкой к проведению публичных процессов над православными людьми по всей стране, а также последующих многочисленных репрессивных мероприятий в отношении Русской православной церкви. Решением Политбюро ЦК РКП(б) от 20 марта в Шую была послана комиссия ВЦИК. Стали проводиться массовые аресты, двадцать четыре человека были привлечены к суду. Слушания по делу проходили в Иваново-Вознесенске. По приговору Верховного трибунала ВЦИК, осуждено девятнадцать человек, трое их них: настоятель Воскресенского собора Павел Светозаров, священник из Палеха Иоанн Рождественский и конторский служащий одной из шуйских фабрик Пётр Языков – расстреляны.

Финалом шуйского и многих других дел по Иваново-Вознесенской губернии стала отправка в Москву свыше 360 пудов серебра; золота в изделиях, ломе и валюте 2 фунта; золотых монет на 144 руб.; бриллиантов крупных 11 штук, мелких – 240, жемчуга около 17 фунтов; разных драгоценных камней – 41. Как впоследствии признался один из руководителей этой богоборческой кампании Лев Троцкий, «изъятие церковных ценностей оказалось малоэффективной затеей».

Финалом шуйского дела и многих других дел по Иваново-Вознесенской губернии стала отправка в Москву свыше 360 пудов серебра; золота в изделиях, ломе и валюте два фунта; золотых монет на 144 рубля; бриллиантов крупных 11 штук, мелких — 240 штук, жемчуга около 17 фунтов; разных драгоценных камней — 41 штука. Как впоследствии признался один из руководителей этой богоборческой кампании Лев Троцкий, «изъятие церковных ценностей оказалось малоэффективной затеей».

...17 октября 2007 года торжественно был открыт памятник всем пострадавшим за веру, установленный на Зелёной (Соборной) площади, возле подножия колокольни Воскресенского храма, где и развернулись те кровавые события. Семь десятилетий насаждения безбожия и атеизма на русской земле и последующие годы вседозволенности и упоения демократией сделали своё чёрное дело. Сегодня мы настолько духовно слабы, что даже не можем дать достойный отпор разгулу сектантства. Именно поэтому события, которые произошли 95 лет назад в нашем провинциальном городе, наглядно позволят оценить высокое состояние духа, нравственности и морали наших предков, того, что нам сейчас порой так катастрофически не хватает.

В 2007 году журналисту «МС» посчастливилось принимать участие в качестве статиста в съёмках подготовленного и отснятого в нашем городе документального фильма, в котором реконструировались события весны 1922 года в Шуе. В апреле 2007 года, то есть ровно десять лет назад, съёмки фильма были закончены, и документальная лента «Шуйское дело» вскоре была представлена широкой публике.

От 10 Мая Подготовил Игнат ЛОСЕВ.

:e1 :e2 :e3 :e4 :e5 :e6 :e7 :e8 :e9 :e10 :e11 :e12 :e13 :e14 :e15 :e16 :e17 :e18 :e19 :e20 :e21 :e22
Оставьте свой комментарий