year
  1. Адрес: 155900, Ивановская область,
  2. город Шуя, улица Свердлова, дом № 6.
  3. Телефон/факс: +7 (49351) 33-100.
  4. Электронная почта: verstka@mspros.ru
  5. Издательство «Местный спрос» ©
Особо важное дело Царевского - «Местный спрос»

Особо важное дело Царевского

После выхода в № 34 (986) от 31 августа 2021 года материала «Жизнь на сахар…» о первом деле Шуйского межрайонного прокурора Алексея Царевского, мы получили много откликов от читателей с просьбой рассказать о других интересных расследованиях Алексея Викторовича. Эти просьбы стали поводом для новой встречи с прокурором и продолжения разговора о его биографии.

Особо важное дело Царевского

В октябре 1996 года молодого следователя прокуратуры Ленинского района города Иваново Алексея Царевского вызвал к себе в кабинет Игорь Александрович Захаров, руководитель отдела по расследованию особо важных дел прокуратуры области. Для следователей девяностых годов Игорь Александрович был авторитетом и человеком-легендой, он вёл много резонансных дел и большинство из них доводил до конца. Одно из них – крушение в 1992 году самолёта в Ивановской области у деревни Лебяжий Луг. Тогда все люди, находившиеся на борту, погибли. Игорь Захаров руководил бригадой следователей, которые занимались первоначальными следственными действиями сразу после крушения.

И вот Игорь Александрович делает Царевскому предложение, от которого, честно сказать, сложно было отказаться – перейти в отдел по расследованию особо важных дел. Какова была реакция на это предложение следователя Царевского, который всего лишь год с небольшим проработал следователем прокуратуры, но успел себя зарекомендовать, раскрыв убийство? Конечно, сомнений не возникло, работа в таком отделе считается делом престижным. Так Алексей Царевский стал старшим следователем отдела по расследованию особо важных дел, при этом самым молодым следователем отдела. А в прокурорском лексиконе – «важняком».

Алексею Викторовичу сразу же было поручено расследовать уголовное дело, которое было возбуждено по халатности в Ивановском филиале госрезерва. «Папка с материалами, нужно сказать, давно пылилась на полке, сроки продлевались, но обвинение никому не было предъявлено», – как говорит сейчас Алексей Царевский. Дело было поручено ему без особой надежды на положительный результат, но для нового молодого сотрудника оно стало тестом на «профпригодность».

Следователь-важняк Царевский сразу стал изучать материалы дела. А произошло вот что… В 1991 году при Правительстве РСФСР был создан Комитет по государственным резервам – запасы продовольственных продуктов на случай непредвиденной ситуации. Такие склады были и в Ивановской области. В 90-е годы среди запасов продовольствия – тушёнка, сгущёнка, растительное и сливочное масло. Получилось так, что срок этих продуктов подходил к концу, и нужно было в срочном порядке реализовать эту продукцию. «Это было время всевозможных акционерных обществ и кооперативов, где учредителями зачастую выступали фиктивные лица. Они приезжали на склады за продуктами, а потом реализовывали товар через магазины или попросту перепродавали. И таких фирм набралось больше десятка. И так вышло, что товар с ивановских складов был отгружен, а оплата за него не произведена. Ущерб точно не помню, но он был около десятков или сотен миллионов, это по тем временам, когда ещё не произошла деноминация. И когда стали вести претензионную работу, чтобы установить сумму ущерба, организаций, получавших продукты со складов, вообще не находили. По этому делу было возбуждено много уголовных дел по мошенничеству, они расследовались своим путём».

У следователя Царевского была другая задача – определить ответственность руководителя Ивановского филиала Комитета по госрезервам, так как товар ушёл, а деньги государству возвращены не были. «Чтобы возбуждённое по 293 статье Уголовного кодекса дело направить в суд, нужно доказать, что руководитель ненадлежащим образом исполнял свои обязанности, а это самое сложное в такого рода делах.

Дело в производстве находилось не первый месяц. Поэтому я стал думать, как доказать ненадлежащее исполнение должностных обязанностей. В делах по халатности не нужно бегать с пистолетом за преступником или проводить всевозможные экспертизы, а нужно было лишь найти один документ, из которого будет следовать, что лицо, которое исполняло эти обязанности, должно было следовать определённым образом, а никак не иначе. Лицо, которое отпускало товар, должно проверить чистоту фирм: действующая ли фирма, проверить баланс и платёжеспособность. Когда стал изучать уголовное дело, столкнулся с тем фактом, что документы, которые уже были приобщены к делу, ответ на мой главный вопрос вообще не давали.

Руководители Ивановского филиала Госрезерва своей вины в этой ситуации не признавали, давали показания, что они действовали согласно своим должностным обязанностям. В деле фигурировало два человека – руководитель филиала и его заместитель – главный инженер. Я решил исследовать всю служебную переписку, которая была между ивановским филиалом и Комитетом по госрезервам. Потратил на изучение несколько дней. И среди всех документов наткнулся на один, который и развернул дело в другую сторону. Удивлению не было предела.

Оказалось, что перед тем, как было дано разрешение на отгрузку продуктов, приходила телеграмма, в которой руководитель Комитета по госрезервам разрешал руководителю ивановского филиала произвести отгрузку товара, но только после проверки юридической чистоты фирмы. Возник вопрос о производстве следственных действий с теми лицами, которые фигурировали в деле», – рассказывает Алексей Царевский.  

Главный инженер в ходе допроса рассказал, что отпускал товар ряду фиктивных предприятий по настоятельной просьбе заместителя губернатора Ивановской области. В то время губернатором был Адольф Лаптев. И тогда появилась версия: что от заместителя губернатора руководителю филиала поступил звонок, что товар нужно отпустить определённой фирме. Перечить чиновнику столь высокого ранга вряд ли кто-то стал. Обнаруженная Царевским телеграмма с указаниями о порядке отгрузки товара нуждалась в проверке, поэтому он тут же был командирован в Москву прямо в Комитет по госрезервам, где заместитель руководителя подтвердил то, что телеграмма действительна была отправлена и в ней были рекомендации по правильному исполнению должностных обязанностей, которые впоследствии не исполнил руководитель ивановского филиала. В этом и заключалась его халатность, за что предусмотрено наказание.

Вернувшись «на родину», Царевский продолжил следственные действия и очную ставку с фигурантами дела. Главный инженер, который на тот момент был пенсионного возраста, утверждал, что делал всё по звонку заместителя губернатора, с которым был знаком, а зампред всё отрицал и возмущался обвинениям в его адрес. Если бы его причастность была доказана, то он стал бы соучастником дела. «Я до сих пор помню эту очную ставку, где по одну сторону – целый заместитель губернатора, который в два раза был старше меня, по другую сторону – главный инженер. Главный инженер подтвердил свои показания, при этом краснел и очень переживал, но очень не хотел брать всю вину на себя за отгрузку товара мошенникам. В моём маленьком кабинете в этот день было жарко. Очная ставка длилась долго, выяснялись обстоятельства дела. Закончилось всё тем, что заместитель губернатора остался при своём. А в суд ушло дело в отношении руководителя филиала. В отношении главного инженера дело было закрыто в связи со смертью. Видимо, не выдержал… А заместитель губернатора, который, как потом оказалось, жил неподалёку от моего дома, каждое утро, встречая меня, багровел и злился. Это дело вошло в копилку раскрытых особо важных дел, и в мою, соответственно. А мне тогда было 25 лет…», – закончил свой рассказ Шуйский межрайонный прокурор Алексей Царевский.

От 6 Октября Тамара БЕЗМЕНОВА

Авторизуйтесь, чтобы оставить свой комментарий