year
  1. Адрес: 155900, Ивановская область,
  2. город Шуя, улица Свердлова, дом № 6.
  3. Телефон/факс: +7 (49351) 33-100.
  4. Электронная почта: verstka@mspros.ru
  5. Издательство «Местный спрос» ©
И на груди её светилась медаль за город Кёнигсберг - «Местный спрос»

И на груди её светилась медаль за город Кёнигсберг

И на груди её светилась медаль за город Кёнигсберг

И на груди её светилась медаль за город Кёнигсберг

Шуянке Лидии Константиновне Маталиной 11 марта исполнилось 94 года. Она участник Великой Отечественной войны. К сожалению, в силу возраста сегодня она плохо слышит, однако человек она бодрый, весёлый, с чувством юмора. Правда, о событиях военных лет она помнит плохо, однако некоторые моменты навсегда врезались в память.

Лида родилась в 1926 году и выросла в Шуе. Отец умер через два месяца после её рождения, и маме Екатерине Ивановне пришлось тянуть двух дочерей одной. Лидия училась в школе № 1 и, закончив 7 классов, пошла работать токарем на завод имени Фрунзе. Точила молодая девчонка мины, наносила резьбу на снаряды. За смену приходилось закреплять в станке, а потом снимать несколько сотен тяжеленных артиллерийских снарядов, так что под конец рабочего дня руки буквально отваливались от усталости. Так еле-еле и брела домой щуплая, маленькая девочка-подросток. Над её токарным станком висел плакат «Всё для фронта, всё для победы!». Тогда вся страна только этим и жила.

В 1943 году семнадцатилетняя девушка Лида пошла в Шуйский военкомат и записалась добровольцем на фронт. Приняли, несмотря на юный возраст. Запись в военном билете гласит: «В 1943 году Шуйским РВК признана годной к строевой службе и зачислена в кадры». Лидию отправили на курсы военных радистов войск НКВД, что располагались в деревне Высокое под Вязьмой. Рядом, в соседнем помещении – курсы младшего командного состава. Какие под Вязьмой шли бои, знают многие, и не только военные историки. Наши войска, в том числе и школа радистов, попали в окружение. С одной стороны – немцы, с другой – власовцы. После долгих, упорных боёв, многочисленных контратак из окружения удалось вырваться. Правда, наших бойцов полегло в той земле немало. Немцев брали в плен, а власовцев, как изменников Родины, расстреливали на месте. После окончания курсов Лидии была присвоена квалификация радиоспециалиста радиостанций средней и большой мощности.

– Помню, в лесу, где располагалось наше подразделение, четыре девушки, мои подруги, из рупоров-громкоговорителей призывали противника сложить оружие и сдаться. Для солдат вермахта вещали по-немецки, для солдат бывшей 2-й ударной армии генерала Власова – по-русски. Две очереди из вражеского крупнокалиберного пулемёта буквально разорвали девушек-вещателей на куски. Как их хоронили потом с почестями на косогоре у деревни Высокое, помню смутно. Настолько страшное было зрелище. А что про меня вы всё спрашиваете? Я в атаку не ходила, какой из меня герой? Просто работала за радиостанцией 11-АК в кунге машины. Лично я только поддерживала связь с Москвой. Наша рота была в составе 13-го пограничного Виленского ордена Александра Невского полка управления по охране тыла войск НКВД СССР 3-го Белорусского фронта под командованием генерала Лобова.

С 10 апреля 1945 года мы стояли под Кёнигсбергом, и закончила я войну в Восточной Пруссии. Дослужилась до сержанта. Помню 2 мая 1945 года. Три часа ночи. Вдруг канонада, стрельба… Мы выскочили на улицу, мол, что случилось. Нам объявили, что пал Берлин. И тут мы поняли, что войне скоро конец.

В октябре 1945 года я вышла замуж за офицера. Это был красивый молодой лейтенант из нашей же части. Звали его Николай Егорович Маталин. Он пограничник, воевал с первого дня войны. Вскоре вся наша 106-я отдельная рота связи войск НКВД была отправлена на курильский остров Парамушир на охрану государственной границы. Я демобилизовалась 26 марта 1946 года. На Курилы поехала уже гражданским человеком. Но там мы, молодые супруги, пробыли недолго. Я сильно заболела, и мне сделали сложную, серьёзную операцию. Отправились к новому месту назначения мужа – в Одессу. В 1947 году командующим Одесского военного округа назначили маршала Жукова. Мой муж служил в охране маршала Победы. Потом перевелись ближе к границе в Липканы, затем в Измаил. В 1953 году приехали на мою малую родину в Шую. Сестра умерла. Я работала в кинотеатре «Родина» кассиром. Люди в ту пору по выходным ходили в кино. Это был настоящий культ. А если показывали индийские фильмы – всегда аншлаг. 15 лет проработала я в кинотеатре. Потом перешла в сберкассу. После пенсии тоже работала. Муж мой умер 34 года назад.

Было у Лидии Константиновны трое сыновей. Сегодня остался, к сожалению, только один, младшенький. Да и тому уже за 60. Сейчас у бабушки Лиды четверо внуков и четыре правнука.

Лидия Константиновна показывает мне медаль «За взятие Кёнигсберга», и на глаза её наворачиваются слёзы. Эта награда – почти единственный материальный предмет, который напоминает ей о тяжёлых военных годах. К сожалению, благодарности от Верховного главнокомандующего за подписью самого Иосифа Сталина в семейном архиве Маталиных не сохранились. И вновь, в который раз за время нашего разговора просит Лидия Константиновна не писать про неё. Мол, какой из неё герой, если за всю войну ни разу из автомата не выстрелила… Но я её убедил, что и она самоотверженным трудом внесла свою лепту в победу над фашизмом и благодаря ей, в том числе, живём мы сейчас под голубым небом в свободной стране… Как-то так!

Наша справка

Мобильная радиостанция «11-АК» была создана на заводе № 137 в 1933 году для связи между штабами фронтов и армий, а также для управления полётами авиации. Комплект радиостанции состоял из передатчика «1000-КВ‑1» и приёмника «5-РКУ», также применявшийся в радиостанции «5-АК». Станция монтировалась в двух специальных кузовах на шасси автомобилей (ГАЗ-ААА, ГАЗ-АА). В 1942 году она прошла модернизацию, получив обозначение «11-АК-М1».

От 20 Марта Владимир БАБАЙКИН, фото автора.

Авторизуйтесь, чтобы оставить свой комментарий