year
  1. Адрес: 155900, Ивановская область,
  2. город Шуя, улица Свердлова, дом № 6.
  3. Телефон/факс: +7 (49351) 33-100.
  4. Электронная почта: verstka@mspros.ru
  5. Издательство «Местный спрос» ©
Отделить зёрна от плевел - «Местный спрос»

Отделить зёрна от плевел

Отделить зёрна от плевел

Запутанное было время — кто-то стучал и расстреливал, кто-то трудился на благо страны, защищал Родину, но и те, и другие в одночасье могли превратиться во врагов народа. Где истина? Только документы и факты могут пролить свет. Вот одна из историй.

Несколько лет назад обнаружила в деревенском доме моих бабушки и дедушки резную шкатулку, в которой аккуратным образом были сложены пожелтевшие листы машинописного текста. Справки, выписки и документы, датированные осенью 1945 года, от чтения которых по всему телу пошла дрожь. «Протокол подготовительного заседания», «показания свидетелей», «приговор» и «ходатайство о помиловании на имя Калинина» — всё это в отношении моего деда. Вчитываясь в стёртые от времени строки, не верила — был осуждён по ст. 109 УК РСФСР (злоупотребление власти с причинением ущерба государству?). Прокурор обвинял: председатель колхоза, которым был мой дед, нарушил Постановление СНК СССР о сборе урожая и сдаче зерна по госпоставкам. Вина в том, что колхоз сдал, согласно разнарядке, 13 тонн 299 кг ржи. А собранный сверх плана (порядка 6 тонн) ржаной хлеб решением колхозного правления от 4 сентября 1945 года и общим собранием колхозников раздали членам колхоза авансом по 500 г на трудодень. «Сжатая в непогоду влажная рожь прела и могла бы сгнить», — показывают свидетели. Но суд, который состоялся 9 октября, выносит председателю колхоза приговор — лишение свободы на один год и шесть месяцев. В ходатайстве на помилование дед писал о недопонимании Постановления партии и правительства: а именно, согласился выдать колхозникам сверхплановую рожь в то время, как план по овсу и пшенице не был ещё выполнен. Однако далее прилагалась справка, что колхоз к восьмому октября поставил государству 29 тонн ржи, овса, пшеницы (план был 28 тонн), то есть план в конечном счёте был перевыполнен. Но почему вердикт «виновен»? Наверное, подумала я, судебная машина была запущена. И остановить маховик Фемиды смельчаков не нашлось.

Но, вчитываясь в документы, нахожу строку «свидетели по ст. 95 (донос) предупреждены и из зала суда удалены». Значит, кто-то намеренно хотел подвести под статью «враг народа»? Фамилии законоведов знакомые, деревенские. Но на что держали зуб, ведь в ходатайстве говорится — «колхоз в трудные военные годы единственный в районе ни разу не сорвал поставку госплана и сдавал зерно сполна, превышая нормы».

… В начальники дед никогда не лез: был беспартийным и до войны трудился рядовым колхозником, воевал в пехоте. Судьба распорядилась иначе. С фронта его комиссовали домой умирать. Спас тогда старенький профессор, единственный в городе. Удачно удалил «груду камней» из почек. И спустя пару месяцев бывший фронтовик с образованием приходской школы возглавил колхоз, в котором в 1942 году тягловой силой были подростки да бабы со стариками…

Перебирая хрупкие листы, не нахожу ответ от Верховного Совета СССР о помиловании, но точно знаю — мой дедушка не отбывал наказание. Как так получилось — важный документ пропал?

Но чтобы ответить на этот вопрос, пришлось сведения собирать по крупицам. Появилась информация: будто бы, получив отказ о помиловании от Калинина, дед закопал письмо в огороде. А деревенским объявил — Москва его оправдала. Но ведь известно — без обкома партии и без милиции ни одна муха незаметно не пролетела бы. А здесь такой отчаянно и невероятно смелый поступок. Кто надоумил и поддержал? Восстановить картину помогли архивы.

… Печальная история моего деда–колхозника тесным образом переплелась с легендарным горьковским машиностроительным заводом № 92, который в войну выпустил больше пушек, чем вся германская промышленность — 100 тысяч артиллерийских орудий. А ещё с потрясающим директором этого завода Еляном, личностью неординарной. Амо Сергеевич обещал Сталину делать пушки из труб, увеличить их выпуск в разы и отвечать за это своей головой. И не подвёл. (Курировал работу предприятия член Государственного комитета Обороны Берия.)

Елян поставил себе кровать в цеху на портальном кране и руководил оттуда непрерывно. Но добивался не ценою жизни рабочих. Ему удалось убедить правительство, чтобы колхозам разрешили сверхплановые излишки сельхозпродукции поставлять на завод в обмен на орудия производства. (Прим. ред. В 1942 г. на крупных оборонных предприятиях были созданы Отделы Рабочего Снабжения. Эти ОРСы помогли избежать массового голода среди рабочих военных заводов). И дед заключил договор с заводом № 92. Он обменивал зерно на плуги, а в заводских столовых появился цельный хлеб.

Дополнительно Елян организовал профилакторий, где откармливал ослабевшие ценные кадры. Колхоз стал выращивать на 1,5 га клубнику, разбили плантацию чёрной смородины, поставляя витамины на завод и в госпитали города. В ответ — заводчане помогли наладить в избах электричество. В округе ни у кого такой роскоши не было. Так из отбросов подбитых немецких танков собрали трактор — тягач, который и зимой не простаивал без дела. Установили электрогенератор, трактор работал на нефти, подавал свет и привёл в движение мельницу. Ведь для заводской столовой нужна была мука, поэтому и решили молоть зерно в колхозе. А дальше — целое производство открыли. На колхозную мельницу свозили зерно из других колхозов и за 5% (гарнец) перемалывали его.

Стало очевидно — чему другие колхозы завидовали. Дед хлеб растил не по инструкциям. Высокую урожайность достигали за счёт внесения на пашни навоза и внедрения максимальной механизации, а зерно копилось за счёт «гарнеца». Плановые поставки хлеба государству перевыполнялись в 2,5 раза. А самим колхозникам  на трудодень зерна начислялось больше, чем в соседних колхозах.

Похоже, сгорая от зависти и жадности, злыдни собирали в копилку «криминал». То подросток лошадь загубил, напоив её с жару холодной водой. То дед раздал в особо голодную пору 1942 года сырое зерно по избам. Крестьяне его сушили в горнушках и получили за это в счёт зарплаты немного хлеба. Так и семенной фонд, и людей от голода уберегли. Но дама из финотдела сельсовета, узрев контрреволюционную деятельность, решилась и настрочила донос.

Первый суд приговорил «врага народа» Смирнова Анатолия Поликарповича к 5 годам лишения свободы. Елян и обком партии встали на защиту. Ведь колхоз кормил завод, выпускавший оружие, и бесперебойно давал фронту хлеб. Наверное, не одну жизнь спасли колхозники под умелым руководством. Тянули время, готовили документы о пересмотре дела. В результате побед Красной Армии объявлена амнистия: дед продолжал работать. Но «законоверцы» строчили новые доносы. Второй суд (найденные мной документы) не оправдал, но приговорил к меньшему сроку. Тогда, по всей видимости, поступили уже по-другому: объявили о помиловании со стороны Калинина и закрыли глаза...

С поста председателя деда всё же сняли. Война закончилась. При новом не очень рачительном руководителе колхоз потерял мельницу, технику, клубнику и высокие урожаи. А электричество вернулось в деревенские избы только в 1950-х годах. Пострадал и Амо Елян. Его, Героя Социалистического Труда, выдающегося руководителя, начальника КБ‑1 (разрабатывались новейшие зенитно-ракетные комплексы) после расстрела Берии сняли со всех должностей. Держался, но три инсульта свели скоропостижно в могилу. Похоронили без почестей.

Где же истина в этих репрессиях? Следуя букве закона военного времени, колхозам следовало придерживаться чёткого поэтапного плана поставок сельхозпродукции: сначала государству, затем семенной фонд и фураж, а потом уже колхозникам. Скорее всего, дед нарушил технологию осознанно, потому что крестьянской закваской понимал — голодный колхозник много не наработает или падёт, как загнанная скотина. В тоже же время осознавал, без хлеба ни солдат, ни рабочий не выстоят. В расчётах не ошибся, давал хлеб. Как не ошибся и Елян, делая ставку на массовое производство уникальной пушки СИЗ‑3, которую маршал Г. И. Кулик категорически запретил выпускать. Но нарушил указ. И эта «76 мм дивизионная пушка образца 1942 года» стала легендой Второй мировой войны на ряду с танком Т‑34. Но что двигало анонимщиков, доносчиков и потакающим им «законников»? И что двигало самим Никитой Хрущёвым?

Искажение фактов всегда вызывает неуважение

Никита Хрущёв в мемуарах писал, «… когда Сталин умер, в лагерях находилось до 10 млн. человек». Но в докладных записках МВД СССР на имя Никиты Сергеевича указывалось точное число заключённых. На 1 января 1953 г. в ГУЛАГе содержалось 2 468 524 заключённых, из них: 1 727 970 — в лагерях и 740 554 — в колониях. В том числе, осуждённых за контрреволюционные преступления насчитывалось 465256 человек или 26,9% от общего количества заключённых. Остальные 73,1% отбывали наказание за особо опасные уголовные преступления, такие как умышленные убийства, бандитизм, разбой, грабежи, кражи, хищения и другие.

И факты свидетельствуют, что большой террор завершился с приходом Л. Берия на пост главы НКВД. В 1939 году по обвинению в контрреволюционных преступлениях к высшей мере приговорили 2,6 тыс. человек. В 1940 – 1,6 тысячи человек. В 1938 году было освобождено 279 966 человек.

В истории каждого государства есть постыдные времена, когда уничтожению подвергались собственные граждане. Достаточно вспомнить США (от 15 млн. коренных индейцев осталось чуть более 200 тысяч человек) или Англию, истребившую треть населения Ирландии и Шотландии. К сожалению, и наша страна неоднократно переживала «кровавые» годины: борьба с противниками политического строя сопровождалась массовыми казнями и ссылками, переселением и мором. Однако 30 октября признано Днём жертв политических репрессий в период с 1917 по 1953 год.

Под жернова попадали разные люди по убеждению и социальному происхождению. Их причисляли к врагам социалистического строя. Это «бывшие» и «раскулаченные», «специалисты — вредители», «излишне идейные коммунисты», «военные — участники заговора против Сталина», «сотрудники карательных органов, допустившие перегибы». Среди осуждённых и обычные обыватели, которых арестовывали по разнарядке, оговору, из-за личной неприязни местных начальников. Пострадали тысячи семей, но было бы ошибкой говорить о десятках миллионов.

От 6 Ноября Любовь СМИРНОВА, фото автора.

Авторизуйтесь, чтобы оставить свой комментарий