year
  1. Адрес: 155900, Ивановская область,
  2. город Шуя, улица Свердлова, дом № 6.
  3. Телефон/факс: +7 (49351) 33-100.
  4. Электронная почта: verstka@mspros.ru
  5. Издательство «Местный спрос» ©
Лесоповал на границе города: ломать – не строить, душа не болит - «Местный спрос»

Лесоповал на границе города: ломать – не строить, душа не болит

Уничтожение хвойных пород деревьев и берёзовых рощ в Шуйском районе ведётся по закону.

Лесоповал на границе города: ломать – не строить, душа не болит

В прошлом номере «Местного спроса» опубликовано письмо о вырубке очередного леса в Шуйском районе. Даже не письмо, а крик души неравнодушного человека. «Места у нас дивные, — пишет Марина Николаевна Сербул. — Старица Тезы, заливные луга, два небольших лесных массива из прекрасных сосен, посаженных сразу после войны вместо вырубленного на военные нужды леса». То, что лес около Стяжково рубили во время войны, понятно. Людям нужно было выживать и в тылу, и на фронте. Сегодня лес без всякого последующего восстановления по России-матушке выкашивают ради бабла. А после — хоть потоп, хоть пожар!

А началось всё с того, что чиновники на местах молча брали под козырёк, выполняя безумные рекомендации сверху о закрытии детских садов, школ, почтовых отделений, клубов и медицинских учреждений на селе. Они понимали, что творят? Задумывались, что подрывают деревню, выгоняют целые семьи с насиженных мест и обрекают сёла на тотальное вымирание? Если задумывались и видели последствия наперёд, почему не сигналили наверх? Не вставали на защиту родной земли, не выходили с пикетами, не писали гневных писем в правительство, не пытались остановить вакханалию через независимые СМИ? Сегодня потребовались большие миллиарды, чтобы восстановить порушенное. Но поможет ли это? Ведь людей, вынужденно покинувших родные места, не вернёшь обратно. Иные в городах, а большая часть деревенского населения — опустошённое безнадёгой, спившееся, убитое, покалеченное жизнью, так и не родившее на свет потомство — в сырой могиле. И сотни разбросанных по просторам нашей малой родины заброшенных деревень — горестные памятники дикой и бесчеловечной эпохи.

С лесами сегодня, как и со всем остальным, та же грустная песня. Их, можно сказать, практически нет. А власти опять, словно не вразумлённые прежним горьким опытом, молчат и разводят руками: мол, не их это полномочия – леса хранить.

Именно такой ответ мы получили в администрации Шуйского муниципального района, когда обратились за разъяснениями по факту рубки вековых сосен в лесном массиве близ деревни Стяжково. Прежде всего, как пояснили представители власти, лесные дела не в ведении их полномочий. За порядок и сохранность лесных массивов в районе отвечает департамент лесного хозяйства в целом и Шуйский лесхоз в частности. Но всё же после убедительной просьбы разобраться в ситуации чиновники, созвонившись с руководителем ОГУ «Шуйское лесничество» Александром Владимировичем Баданиным, «успокоили» народ тем, что топорами в Стяжково орудуют не «чёрные» лесорубы, а «белые». «Ведётся сплошная рубка на законных основаниях», — сказали нам. Получается — вопрос закрыт? До экологии и прочих пережитков народовластия лесному бизнесу нет дела? И ещё одним лесным массивом вокруг Шуи станет меньше?! А ведь настанет время, когда блюстители закона отправят людей на субботники по созданию зелёной зоны. Видимо, лесам, как школам и ФАПам, нужно сгореть, чтобы восстать из пепла.

До 2006 года в России ещё действовал Лесной кодекс РСФСР 1978 года. Леса находились в собственности государства и предоставлялись в пользование предприятиям, кооперативам, организациям, учреждениям и просто гражданам. А контролировали, охраняли и защищали лесные угодья государственные служащие — лесники. И, хотя без нарушений не обходилось, в лесах был порядок. Вместе с заготовкой древесины лесхозы регулярно проводили мероприятия по санобработке, восстановлению лесов, защите их от пожара, да и с огнём, в случае чего, справлялись успешно. Не только взрослые, но и каждый ребёнок со времён СССР знали: «Лес — наше богатство!»

С началом построения капитализма государство из лесной отрасли потеснили. Лесничим оставили контроль за соблюдением законодательства: патрулирование лесов, выявление нарушений и нарушителей, вручение предписаний. Остальные полномочия, в том числе лесовосстановление, перешли к арендаторам. Естественно, вместе с лесозаготовками. Пилят леса хозяйствующие субъекты, как показало время, с огромным энтузиазмом. Обязанности по восстановлению лесов кто-то из самых совестливых бизнесменов, наверное, несёт. Но есть ли такие предприниматели, сомневались ещё классики марксизма-ленинизма. В случае рубки в Стяжково классики правы — ничего, кроме заготовки первоклассной сосны, по словам жителей, там не делается. Наоборот — на поверхность вылезает комплекс проблем: сучья, валежник, пеньки, остатки — не убирается ничего, а многотонные лесовозы в ноль разбивают дорогу, которую люди с большими усилиями заставили район хоть как-то привести в порядок. И все эти последствия лесоповала разве не полномочия муниципальных властей? Более того, и администрации Шуи пора осознать страшные последствия системного уничтожения защитной санитарной зоны на границах города! Потому что заниматься лесовосстановлением, планируя на 50-100 лет вперёд, как того требует лесная деятельность, бизнес не будет однозначно.

Первым догадался об этом Дмитрий Кобылкин, министр природных ресурсов и экологии, предложивший вернуть в российские леса лесников и лесничих, чтобы прекратить творимый беспредел. А мысль о том, что реформы в медицине и образовании оказались провальными и разрушительными, посетила на минувшей неделе премьер-министра Дмитрия Медведева. Но «верхи» могли бы догадаться и раньше, если бы власть на местах работала в интересах государства и народа России...

Комментарий

Борис БОРЗЫХ, председатель Шуйского экологического союза:

– Леса вокруг Шуи официально считаются лесопарками и относятся к защитным лесам, призванным обеспечивать благополучную экологическую обстановку в интересах населения. К сожалению, наш весьма лояльный к бизнесу Лесной кодекс и в них допускает вырубки, причём не только рубки ухода. Более того, с 1 июля этого года в Кодексе отменён ряд статей, которые касались именно защитных лесов, например ст. 105. С ужасом думаю, что стало бы с нашими лесами в случае выхода «Эггера» на полную проектную мощность, которая раз в шесть больше нынешней!

И ещё ряд моментов. Многие граждане возмущаются тем, что лесорубы выпиливают лес в глубине, оставляя «потёмкинские» полосы на опушках. Увы, и это делается по закону. Такие у нас законы. Не удивительно, что мелеют наши реки.

В местах рубок возле деревни Стяжково я видел навалы веток и дымящиеся кучи золы. Однако «Правила пожарной безопасности в лесах», утверждённые Постановлением правительства РФ от 30.06.2007 № 417, разрешают лесорубам сжигать порубочные остатки или сваливать их в лесу в виде куч. При этом обычные граждане не имеют права жечь сухие ветки даже на своих дачных участках в открытых кострах, а должны использовать железные бочки и т. п.

И, наконец, о дорогах, по которым вывозится срубленный лес. К той же деревне Стяжково ведёт грунтовая дорога, по которой ездят жители, отдыхающие к реке и — внимание! — огромные лесовозы. Дорога ещё несколько лет назад была непроезжей после дождя, пока её не присыпали местами щебнем в результате многократных обращений жителей деревни в администрацию Шуйского района. Но щебень уже проседает, и недалёк тот день, когда в деревню опять не сможет проехать даже «скорая» или пожарная машина. Почему бы лесозаготовителям не исправить хотя бы тут свои грехи — подсыпать щебня на проблемные участки?

От 20 Августа Любовь СМИРНОВА, фото «МС».

Авторизуйтесь, чтобы оставить свой комментарий