year
  1. Адрес: 155900, Ивановская область,
  2. город Шуя, улица Свердлова, дом № 6.
  3. Телефон/факс: +7 (49351) 33-100.
  4. Электронная почта: verstka@mspros.ru
  5. Издательство «Местный спрос» ©
В тяжелейших испытаниях они смогли выстоять, не очерстветь сердцем, остаться людьми - «Местный спрос»

В тяжелейших испытаниях они смогли выстоять, не очерстветь сердцем, остаться людьми

В тяжелейших испытаниях они смогли выстоять, не очерстветь сердцем, остаться людьми

Победители. Вчерашние фронтовики (в центре – А.Т. Иванов). Май 1947 г.

Совсем скоро мы вновь будем отмечать День Победы — наш самый главный, по-настоящему великий праздник. Этот день, когда миллионы людей по всей стране выходят на улицы и встают плечом к плечу в бесчисленные колонны «Бессмертного полка», по сути, стал истинным Днём народного единства. Но чем дальше уходит от нас Великая Отечественная, тем ценнее память о тех, кто смог пройти сквозь пули и бомбёжки, вытерпеть холод и голод, пережить смерть родных и близких и вместе с такими же ранеными и оборванными, истощёнными физически, но сильными духом людьми отвоевал Победу. Участников войны уже почти не осталось. Но есть их дети — последние, кто из первых уст слышал всю правду о войне и кто может нам, уже внукам и правнукам, передать память о тех, чьим потом и кровью ковалась Победа.

– Для меня День Победы всегда был и остаётся самым значимым праздником, — говорит Юрий Анатольевич Иванов, заведующий кафедрой истории и права Шуйского филиала ИвГУ, доктор исторических наук, профессор. — Широко отмечать его начали в 1965 году, в двадцатую годовщину Победы, только тогда он стал выходным днём.

По традиции, 9 Мая в нашем доме собирались родные и фронтовые друзья моего отца, Анатолия Тимофеевича Иванова. В лучшие времена за столом сидели 16 человек, все уроженцы Шуи и Шуйского района, но у каждого была своя история, своя война.

Отец, уроженец деревни Лекунино Шуйского района, ушёл на войну в 1941 году в 19 лет. Он мечтал служить в авиации и после окончания школы № 1 города Шуи в 1939 году и успешной сдачи экзаменов должен был отправиться в Пензенское училище морской авиации. Но этому помешали обстоятельства, ставшие сегодня ещё одним фактом нашей истории: в мае 1939 года, выполняя учебный полёт, в условиях плохой видимости советский бомбардировщик «СБ» приземлился на территории Турции, на Кавказе, в 500 метрах от границы. За это нарушение экипаж самолёта после возвращения был частично расстрелян или сослан в лагеря. А поскольку весь лётный состав состоял из уроженцев Ивановской области, по распоряжению тогдашнего наркома обороны К. Ворошилова абитуриентов из нашей области в лётное училище зачислять запретили (этот приказ отменил в 1940 году новый нарком С. Тимошенко). Так отец оказался в пехотном училище имени Верховного Совета в Москве, одном из первых советских военных училищ, созданных после революции.

Закончил он его ускоренным курсом в 1941 году. Дважды участвовал в парадах на Красной площади — 1 Мая и в легендарном параде 7 Ноября 1941 года, после которого части сразу направлялись на фронт. Отец служил в 332-й дивизии имени М. В. Фрунзе, которая формировалась из уроженцев Ивановской области на её территории. Поднимал в атаку роту, где все подчинённые в два раза были старше его. В бой шли в штыки, без артподготовки, по полутораметровому снегу. В первом же своём бою под Истрой был ранен. Тогда не уцелел никто — почти все бойцы погибли, а оставшиеся в живых были ранены. Потом были и другие ранения. И хоть говорят, что бомба в одну воронку дважды не попадает, у Анатолия Иванова все три ранения были в ногу, из-за них он и стал инвалидом.

Его брат, мой родной дядя Александр Григорьевич Закорюкин, участвовал в обороне Ленинграда. Военный моряк, он был старшиной рулевых на линкоре «Марат», который стоял в Кронштадте и отбивал атаки немецкой авиации. Был награждён редкими «морскими» медалями Нахимова и Ушакова, по-моему, — единственный из уроженцев Шуи.

Василий Иванович Адамов, ещё один мой дядя, прослужил всю войну интендантом, был прикомандирован к Войску Польскому, одним из первых входил в Варшаву в 1944 году. Кроме советских, заслужил ещё одну польскую награду. Всю войну по приказу Геббельса фашисты искали картину художника Яна Матейко «Битва под Грюнвальдом», изображавшую разгром немецкого Тевтонского ордена польско-литовскими и русскими войсками в 1410 году, чтобы её уничтожить. Поляки прятали её от немцев, за отказ раскрыть её нахождение несколько человек были казнены. После освобождения Варшавы Василий Иванович передал эту реликвию, оказавшуюся на его военном складе, польскому правительству, за что и был награждён медалью «За возрождение Польши».

Друг семьи, Михаил Васильевич Матвеев, во время войны лейтенант главного разведывательного управления, был первым офицером связи, который высадился в освобождённом Белграде для осуществления связи с войсками Югославской народной армии маршала Тито. Кстати, М. В. Матвеев ездил по Белграду на трофейном «хорьхе», который принадлежал командующему немецкой группировкой на Балканах. Был среди знакомых фронтовиков один из личных адъютантов маршала Рокоссовского, уроженец Шуи Николай Фёдорович Осипов, но о себе он почти не рассказывал.

Да и все они о войне говорить не любили. Награды не надевали, и подвигом свои заслуги не считали — просто делали то, что, по их мнению, было нужно. Война для сегодняшнего поколения овеяна некоторым «киношным» романтизмом. А для тех, кто её прошёл, она была тяжёлой работой, трагедией, болью. Может быть, поэтому, собираясь вместе, фронтовики чаще говорили не о войне, а о вещах бытовых, которые сегодня могут показаться странными. Например, морской старшина А. Г. Закорюкин никогда не пил чая. Опреснённая вода из судовых установок, которой они заваривали чай во время блокады, придавала ему особый привкус, навсегда связанный у него с войной.

Помню, как в детстве отец развлекал меня тем, что показывал, как в темноте у него светится точка на руке. Сидя в окопах, бойцы обогревались жидкостью из бутылок с горючей смесью, которая изготавливалась на фосфоре, и капля этой жидкости попала отцу на руку. Такой «привет» из 1941-го остался с ним на всю жизнь. Но, кроме въевшихся в плоть воспоминаний, были и другие, греющие душу, которые напоминали о доме и помогали выстоять в минуты отчаяния. Очень дорожил отец памятью о кисете, который получил на фронте вместе с носками и рукавицами, присланными из тыла. Этот кисет, с любовью вышитый бисером чьей-то заботливой женской рукой, был для него, наверное, одним из самых дорогих и памятных подарков за всю его жизнь. А для меня таким подарком стал его командирский ремень со следом от осколка. В 1942 году этот ремень уберёг его от тяжёлого ранения, а возможно, даже спас жизнь.

Наши фронтовики отличались скромностью, не требовали для себя льгот и почестей. В мирной жизни они были искренними, преданными семье, в чём-то сегодня наивными, но всегда готовыми прийти на помощь. В тяжелейших испытаниях они смогли выстоять, среди жестокости не очерстветь сердцем, остаться людьми. Для них Победа, которой мы сегодня так гордимся, это не фейерверк и концерт на Красной площади, и не наклейки на машинах «Если надо, повторим!». Это трагедия народа и его жертвы, смерть друзей и родных, разрушенные города и поломанные судьбы.

Миллионы погибших — вот цена того, как нам всем досталась Победа. И не допустить такого повторения — главное, что мы можем сделать для наших потомков. Как и рассказать о тех незаметных героях, кто ценой своей жизни, крови, страданий установил мир, спас от порабощения и гибели не только советский народ, но и всю Европу.

От 9 Апреля Беседовала Лариса МАТВИЕНКО.

Авторизуйтесь, чтобы оставить свой комментарий