year
  1. Адрес: 155900, Ивановская область,
  2. город Шуя, улица Свердлова, дом № 6.
  3. Телефон/факс: +7 (49351) 33-100.
  4. Электронная почта: verstka@mspros.ru
  5. Издательство «Местный спрос» ©
Ильинский погост - «Местный спрос»

Ильинский погост

Всего в паре сотне метров слева, если ехать из Шуи на Ковров, едва проезжаешь Семейкино, обращаешь внимание на высокую колокольню и расположенное рядом кладбище.

Ильинский погост

Ильинский погост

Ильинский погост

Ильинский (Телешовский) погост располагался в пяти верстах от уездного города Шуи, в 110 верстах от губернского Владимира на реке Тезе.

Богатая событиями история Ильинско-Телешовского погоста связана с различными страницами российской истории – опричниной Ивана Грозного, польско-литовским разорением, произволом местных помещиков, просветительской деятельностью местного духовенства.

Документальные упоминания о погосте появляются только в начале 17 века. Однако на основе неподтверждённых данных (устных преданий, косвенных источников) возникновение населённого пункта на месте погоста может относиться к более раннему периоду русской истории – 13-14 вв.

Возможно, Ильинско-Телешовский погост вместе с соседними - Михаило-Архангельским, Якиманским, Всехсвятским был основан как пункт сбора налогов с местных сел и деревень, куда регулярно приезжали княжеские отряды для кратковременного отдыха и сбора податей. Подтверждениями тому служат выгодное стратегическое расположение и составляющие названия погоста.

Шуйский историк Владимир Борисов относительно прошлого Телешова приводит неподтвержденные версии (предания) - в древности село было черной волостью, платившей черный побор государям; в Телешове был конный завод, чему способствовали обширные пойменные луга вдоль равнинных берегов реки Тезы у погоста.

Как территориально-административная единица Телешово связано не только с отдельным населенным пунктом (село, погост), но и с названием крупной территорией, сопоставимой с уровнем современного района. Рядом с Шуей в 16 веке выделялись две волости – Борисоглебская (на левом берегу Тезы) и Телешовская (на правом).

Начало Телешовского погоста (либо новый значимый этап его жизни) связано с неудачной женитьбой Ивана Грозного на дочери новгородского купца Василия Степановича Собакина Марфе. Тогда (около 1571 г.) волей царя Телешовская волость стала вотчиной дворян Собакиных, на погосте были построены и оснащены деревянные храмы, погосту были дарованы значительные земельные наделы.

Первые документальные упоминания о погосте относятся к Смутному времени. Телешовский погост, как и окружающие Шую селения, неоднократно подвергался польско-литовскому разорению, о чём свидетельствуют допросные речи шуйского земского старосты Ивана Оломпеева 1615 году о набеге пана Александра Лисовского на окрестности Шуи. Храмы погоста описаны в писцовых книгах Афанасия Векова (1629 г.) и Александра Теприцкого с Иваном Небогатовым (1685-1686 гг.). Погосту отводится глава в классическом труде шуйского историка В. Борисова «Описание города Шуи и его окрестностей» (1851 г.). В 1874 году во «Владимирских епархиальных ведомостях» публикуется подробная «Летопись Ильинского погоста» (автор - предположительно священник погоста Николай Михайлович Соловьёв).

К погосту в 1629 году относились обширные земли по обоим берегам Тезы. Приход погоста был достаточно крупным – селения вдоль обоих берегов Тезы. После польско-литовского нашествия, по преданию, исчезли целые деревни, ранее относящиеся к Телешовскому погосту – Деревеньки, Белькашево, Ивлево. Вероятно, их сравняли с землёй и более не восстанавливали. После появления собственной приходской церкви в селе Сергеево (в 5 километрах вниз по Тезе) в середине XVIII века от Ильинского погоста отошли деревни Федотово, Векино и Боняково. В 1887 году к приходу относились деревни в пределах шести вёрст от погоста – Василёво, Дуброво, Сметанки, Семейкино, Поповка, Новино, Косячево, Марково и Мирково. В приходе числилось 139 дворов окрестных деревень, в которых проживало 492 мужчин и 590 женщин.

Название погоста на протяжении веков менялось, в зависимости от главного на тот момент храмового престола. Погост именовался и Сергиевским, и Воскресенским, и Ильинским. Исторически, вероятно, более древним престолом был Ильинский. В XVIII веке Воскресенский придел был упразднён и главным храмом погоста стал Ильинский. Логичной причиной исчезновения Воскресенского придела на погосте называют строительство Воскресенской церкви в соседнем селе Сергеево. Село получило название Воскресенское-Сергеево и соседство с населённым пунктом Воскресенский-Сергиевский-Ильинский погост могло вносить путаницу (также есть версия о намеренном переносе Воскресенского престола в Сергеево).

В 17-18 вв. церковная жизнь погоста была относительно стабильной - не было состоятельных вкладчиков, потомки Собакиных, владевшие селом, постепенно мельчали, теряли интерес к храму и усадьбе, урезали церковные земли, храмы ветшали.

В 1750-60 гг. в Телешово призошло зверское убийство помещицы Натальи Порфирьевны Кашинцевой (урожденной Собакиной) – семь крестьян зарезали ее ножами в бане, мужа спас дворовый человек (вынес на себе на псарню, воспользовавшись темнотой и неразберихой). Мотивы расправы были связаны с жестоким обращением помещицы с дворовыми при постройке в Телешове барского дома с прудом и садом. Краевед Владимир Борисов уже в 1847 г. отмечал: “место, где были сад, дом и пруды Собакиных заглохло и близ него выросла березовая роща” (возможно, сейчас на месте пруда Собакиных небольшая заболоченная впадина посредине поля, слева от автомобильной дороги Шуя – Ковров). В конце 18 века церковными землями владели крестьяне Хрущевы и Собакины, затем помещики Кругликовы (являлись церковными благотворителями).

Значительную роль в строительстве и благоустройстве Ильинского погоста в 19 в. сыграл инициативный и энергичный священник о. Михаил (Михаил Николаевич Соловьев, пришел на службу в погосте в 1799 г, прослужил там 36,5 лет), который сумел привлечь к строительству новых благотворителей, организовывал работы по строительству и украшению храмов. В процессе строительства о. Михаил проявлял лучшие черты организатора и рачительного, бережливого хозяина, стремился часть работ выполнять силами прихожан, без лишних трат. Так прихожане вместе с отцом Михаилом рыли канавы для фундамента, доставляли камень и кирпич, ездили за известью верст за 70.

Среди церковных благотворителей-меценатов были губернские и уездные дворяне и помещики - дворяне Анна Васильевна Траубе, княгиня Агрипина Алексеевна Долгорукая, князь Иван Михайлович Долгорукий, генерал-интендант Александр Филиппович Пожарский, Силантий Васильевич Валуев, шуйский купец 2-й гильдии Н.Г. Калужский.

В истории погоста выделяются два этапа активного церковного строительства и благоустройства – середина 16 в и начало 19 в.

Первый этап – строительство деревянных церквей и оснащение их необходимой утварью тестем Иоанна Грозного Василием Степановичем Собакиным. Второй этап – перестройка и благоустройство церквей в камне, в первой четверти 19 в.

В 1629 г. упоминается только один храм - Воскресения Христова, с приделом Святого пророка Илии (вторая – Сергиевская церковь, на тот момент, была либо разрушена поляками, либо находилась в аварийном состоянии и вовсе не упоминалась). В конце 17 в. отмечается уже две отдельные церкви “…в Телешовской волости в церковных землях, погост Воскресения Христова, да Святого пророка Илии…погост Преподобного Сергия Радонежского на р. Тезе, а на погосте церковь Воскресения Христова древяна ветха (скорее всего, “древяна верх” – признак шатрового завершения храма), да придел Св. Пророка Илии. А в церквах Божие милосердие – образы, и свечи, и книги, и ризы, и колокола, и всякая церковная утварь, строение Василия Собакина” (В. Борисов, ссылаясь на Писцовые книги Александра Теприцкого и Ивана Небогатова (1685-1686)). В 1772 суздальского архиепископа Геннадия просили о перестройке обветшавших деревянных Ильинской и Сергиевской церквей (были шатровыми). Чуть позже епископ Владимирский Ксенофонт благословил строительство новой каменной Ильинской церкви с колокольней вместо ветхих деревянных. Видимо, один из деревянных храмов – Воскресенский (построенный еще В.С. Собакиным) был разрушен еще до строительства нового каменного. В. Борисов указывал: “должно полагать, что церковь сия сгорела и возобновлена уже не была. Место, где была церковь, сохранилось…и означено поставленным тут крестом”.

Перестройка деревянных церквей в камне осуществлялась постепенно – сначала строилась каменная колокольня, затем теплая трапезная с Сергиевским приделом, затем холодный Ильинский придел.

В 1801 г. прежняя деревянная колокольня “во вторник на сырной неделе разрушилась до основания; колокол большой разбился”.

Существующая сейчас колокольня строилась в 1801-1804 гг. усердием и иждивением генерал-интенданта Александра Филипповича Пожарского, а после его смерти - на средства его супруги Агрипины Алексеевны. Колокольня имела: “на верху третьего яруса фонарь, коим окончилась каменная кладка, вызолоченный через огонь крест, выкрашена ярью.” На собранные прихожанами деньги был куплен новый колокол на Николо-Шартомской ярмарке весом 133,5 пудов.

Трапезная с Сергиевским (теплым) приделом возводилась в 1807-1813 гг, освящена 9 ноября (В. Борисов указывает 4 ноября) 1813 г. протоиереем шуйского Воскресенского собора Алексеем Никитским. Основное здание Ильинской церкви (холодной) строилось в 1813-1816 гг, освящено 24 сентября 1816 г. суздальским протоиереем Димитрием Смирновым. Кирпичная кладка Ильинской церкви выполнена подрядчиком Д.П. Клестовым – выходцем посада Большие Соли Костромской губернии. В 1822 г. храм покрыт железом вместо теса. В 1850 г теплая Сергиевская церковь расширена с разрешения архиепископа владимирского Парфения (при этом узкая паперть между церковью и колокольней и западная стена перестроены, добавлены крыльца, портики с севера и юга). Стены и своды церкви расписаны палехским художником Н.Сафоновым на средства шуйского 2-й гильдии купца Н.Г. Калужского. В 1849 г выполнен новый иконостас в стиле рококо шуйским мастером мещанином Осетровым по рисунку Долгорукова, вызолочен на средства Калужского.

Из описания внешнего вида несохранившейся ныне Ильинской церкви: “… настоящая Ильинская церковь с куполом, на коем возвышается фонарь с четырьмя окнами, а на нем глава и железный крест, обитый белой жестью с юга и севера – белокаменные крыльца (пристроены в 1852 г) с площадками … и портиками с четырьмя колоннами столпами у каждого…Трапеза украшена пилястрами с капителями со сторон южной и северной по шести, с западной четыре…верх купола и трапезная венчаются карнизами…церковь трехсветная… нижние и верхние (окна) сажень на полтора аршина, средние – круглые. Всего 23 окна (с алтарем), центральное окно алтаря – двойное с полуколонками и фронтоном…иконостас устроен вместе с созданием храма по рисунку, данному князем И.М. Долгоруким, большого искусства, виноградные гроздья и листья, очень хорошие и прочные иконы по золоту выполнены в Палехе по настоянию о. Михаила, некоторые приложены Долгоруким…” После окончания строительства церковь была полностью обеспечена новой утварью. Среди церковно-исторических реликвий Ильинского погоста современники (в конце 19 в.) отмечали:

- древние иконы, связанные с названиями престолов - Св. Сергия Радонежского, Св. Пророка Илии, Воскресения Христова;

- предметы, пожертвованные архиепископом Волынским Агафангелом (уроженцем Ильинского погоста) в 1864 (архиерейская панагия с бриллиантами, архимандритский крест, орден святой Анны 1-й степени, крест магистра, четки, архиерейские облачения, ценные богослужебные книги, в т. ч. написанные самим Агафангелом);

- фамильные святыни благотворителей (образ Преподобного Сергия с частью мощей в иконостасе придельного храма, пожертвованный Долгоруковой А.А. после смерти; крест с мощами Евангелиста Луки и Федора Трихины, пожертвованный от А.Н. Пожарской).

Кладбище при церкви известно уже в 17 веке (в книге А. Векова под кладбище при погосте было выделено 133 сажени земли). Рядом с храмом и под его стенами захоранивались владельцы села, священнослужители, церковные вкладчики.

В синодиках Ильинской церкви в конце 19 в. было упомянуто 397 человек, среди них представители родов Кашинцевых, Давыдовых, Собакиных. В синодиках, согласно В.Борисову, упоминались и жертвы опричнины 16 века – убитые и захороненные на погосте. В 19 в. на Телешовском кладбище сохранялись надгробия дворян Пожарских, Кайсаровых, Кругликовых и др.

Также описывалась семейная усыпальница дворян Собакиных: “древняя каменная фамильная усыпальница дворян Собакиных, видом похожая на небольшую четырехугольную (квадратную) палатку…при входе в оную по обеим сторонам были вделаны, как заметно, надписи, о погребенных тут телах, закрытых каменным сводом; а на восточной стороне стены, во внутренности усыпальницы, есть киотец (тябло), где стояли образа…отец царицы Марфы Васильевны, братья и почти весь род их погребены в этой усыпальнице, что видно из хранящегося в церкви синодика” По мнению Шуйского краеведа-фотографа Ф. Никонова, усыпальница Собакиных была разобрана на кирпич в 1963 г., (возможно, сохранившиеся стены склепа принадлежат не Собакиным, а иным лицам, захороненным на погосте в 19 в.).

Рядом с алтарем теплой церкви (в трапезной) погребены вкладчики – супруги Валуевы. В алтаре (основной части - Ильинской) под жертвенником погребена Елена Алексеевна Пожарская – дочь Агрипины Алексеевны Пожарской от первого мужа.

В 1808-1813-х гг. при строительстве каменной церкви отмечены случаи чудесного исцеления от Животворящего Креста. В деревне Марково жили две сумасшедшие девицы, лишившиеся рассудка после страшной грозы. Их матери во сне явился старец, который велел отслужить молебен за здравие беснуемых Животворящему Кресту. Старец вынул крест из-за пазухи и показал матери. Мать пришла к о. Михаилу и пересказала сон. Отец Михаил показал все кресты, но нужного не нашли. Сон повторился, поиски продолжились. Отец Михаил нашел в ризнице совершенно ветхий деревянный крест, который уже не использовался при службах (этот крест священник планировал забрать с собой в могилу). Отслужили молебен, беснуемых девиц окропили и дали святой воды. Они вылечились. Крест все же был слишком ветхим, поэтому с него сделали точную копию, которой передались чудодейственные свойства.

Ильинско-Телешовский погост стал родиной известного духовного писателя Агафангела (в миру Алексея Михайловича Соловьева, 1812-1876). Отец Агафангел - потомственный священник (на погосте служил его родной брат), был ректором харьковской и костромской семинарий, казанской духовной академии, епископом ревельским и вятским, архиепископом волынским. В Казани основал журнал "Православный Собеседник". Главные труды Агафангела: перевод с еврейского книги Иова, с подстрочными примечаниями (Вятка, 1861); перевод с греческого книги Премудрости Иисуса, сына Сирахова (СПб., 1860); "Объяснение послания св. апостола Павла к Галатам" (СПб., 1854); "Слова" (изд. 2, СПб., 1859). На Телешовском погосте был сооружен памятник над могилой матери о. Агафангела по его поручению. Священник Ильинско-Телешовского погоста Федор Казанский был в числе добровольных корреспондентов, сотрудничающих с Этнографическим бюро князя В.Н. Тенишева. Цель деятельности бюро состояла в обширном по охвату и содержанию социологическом исследовании различных сторон русской традиционной культуры. Сначала разрабатывались анкеты – опросные листы, затрагивающие сотни вопросов из бытовых, религиозных…сторон жизни россиян, затем добровольные участники, проживающие в разных уголках страны (в числе которых был и Ф. Казанский) отвечали на вопросы, посылали результаты в столицу, выполнялась обработка и обобщение результатов. Среди сведений о корреспондентах указывается “известно, что Ф.Казанский принял энергичные меры к тому, чтобы учредить в 1894 г. в погосте Ильинское-Телешово общество трезвости. К 1895 г. число членов общества возросло с 10 до 33 человек. На своих собраниях члены общества обсуждали текущие дела, занимались чтением нравственных книг”. Ф. Казанский являлся членом уездного отделения Епархиального совета Шуйского уезда, в 1900 г. был награжден скуфьею.

С 1875 г на территории погоста существует церковно-приходская школа (капитал на ее содержание – 2496 р пожертвован уроженцем погоста архиепископом Волынским Агафангелом, который также пожертвовал церкви полное архиерейское облачение из золотой парчи). Это была пятая по счету церковно-приходская школа, открытая в Шуйском уезде и наиболее материально обеспеченная. Обучение 22 мальчиков проводила учительница под наблюдением священника. Школа находилась в церковном доме (стены здания сохранились)

В середине 19 в. шуйский историк В. Борисов описывал Ильинский погост, как живописное место, расположенное на возвышенности и окруженное с востока рекой Тезой, с севера речкой Тюнехом, с юга – глубоким рвом, с запада полем и лесом. Церковь окружали старинные вязы.

Разрушение Ильинской церкви и усыпальницы Собакиных происходило относительно недавно – не в 30-х гг, а уже в послевоенные. Причем кирпич, полученный после разрушения усыпальницы дворян Собакиных (1963 г.) был использован при строительстве одного из ближайших домов.

От 28 Февраля Материал подготовил Владимир БАБАЙКИН, член Шуйского краеведческого общества

Авторизуйтесь, чтобы оставить свой комментарий