year
  1. Адрес: 155900, Ивановская область,
  2. город Шуя, улица Свердлова, дом № 6.
  3. Телефон/факс: +7 (49351) 33-100.
  4. Электронная почта: verstka@mspros.ru
  5. Издательство «Местный спрос» ©
Покоритель вершин из Шуи - «Местный спрос»

Покоритель вершин из Шуи

Покоритель вершин из Шуи

Николай Крупин – известный в Шуе лыжник, бегун и альпинист. Этому улыбчивому коммуникабельному человеку сейчас (и не подумаешь) 62 года. Его активности, целеустремлённости, позитиву можно только позавидовать. Наша первая беседа с ним состоялась, когда он вернулся с Памира, покорив со второй попытки пик Ленина, высота которого 7134 метра. О восхождениях-путешествиях я ещё раз расспросил Николая Павловича в преддверии Международного дня альпинизма.

– Николай Павлович, расскажите о восхождении на пик Ленина. С чего всё начиналось?

– Увлечение альпинизмом зародилось у меня в Шуе. На одном из соревнований из серии «Шуйской кругосветки» в 2009 году я познакомился с альпинистом и путешественником Игорем Смирновым из города Иваново. Мы с ним были в одной команде. В 2010 году он, собирая экспедицию на Кавказ – в предгорья Эльбруса, предложил мне присоединиться. Я всё взвесил и согласился. Приехав на Кавказ, мы прошли акклиматизацию и всей группой поднялись на Эльбрус. В день восхождения я отошёл от группы и в одиночку взошёл на обе вершины Эльбруса, так называемый «Крест». В том году это был лучший показатель в Ивановской области по высотному восхождению.

– Так почему же следующей высотой вами был выбран именно пик Ленина?

– После Эльбруса я целый месяц сумбурно спал. Мне снились эти горы, перемещения, впечатления. Целый месяц я не отрывался от интернета. Рассматривал варианты. А весной прошлого года вновь встретился со Смирновым и сказал ему, что хочу опять куда-нибудь пойти в горы. Он ответил, что после Эльбруса самое подходящее восхождение — это пик Ленина. После этого я стал готовиться. Игорь Смирнов сообщил мне, что уже сформирована команда из Костромы, в которую входит один ивановец и можно присоединиться к ним. Но члены команды меня вначале брать в свой состав не хотели, лишь сказали, что можно идти рядом. То есть параллельным курсом, автономно. Они все были молодые, амбициозные, а мне уже 58 лет.

В результате, в ходе акклиматизации, я поднялся на высоту 6400 метров. Из них, кстати, никто до этого рубежа не поднялся. В день восхождения был не учтён фактор погоды. Порывы ветра достигали 18 метров в секунду. И это при температуре минус 16 градусов. Сильный, пронизывающий ветер не позволил идти на вершину. Пришлось вернуться в базовый лагерь, а потом — домой. Обидно было. Но неудача лишь закалила характер. Для себя я решил во что бы то ни стало на следующий год повторить восхождение. Непокорённые вершины манят с ещё большей силой. Это закон гор.

Дома я всё проанализировал. Отметил недостатки, неиспользованные резервы и начал усиленно готовиться. Возобновил после 30-летнего перерыва бег на лыжах, участвовал в соревнованиях на 3, 5, 10 километров и марафоне, ну, и, конечно же, ежедневные пробежки, как одна из составляющих.

– А непосредственно про восхождение расскажите подробнее, Николай Павлович.

– В период акклиматизации, который длился 2 недели, мы выполняли так называемую «пилу». То есть ежедневно поднимались на некоторую высоту, а на ночь возвращались в базовый лагерь. Я поднялся на 6150 метров. Это 3-й лагерь. Там заночевал. Постоянные ветра. Палатка закопана глубоко в сугроб. Если этого не сделать, сдует. Кстати говоря, было много случаев, когда альпинистов сдувало с высоты и они разбивались насмерть. И вот уже с высоты третьего лагеря я решил штурмовать вершину.

– Почему же вы решились на последний рывок в одиночку, а не в команде?

– Мы планировали выйти на штурм вдвоём с парнем из Нижнего Новгорода. Он значительно младше меня, ему 35 лет. В прошлом году он тоже делал попытку, но у него напарник заболел и ему пришлось вернуться. С весны мы с ним вели переговоры, а летом решили идти вместе. А когда мы проходили акклиматизацию, я заметил, что он ограничивает, жалеет себя. Типа: «этого хватит», «100 метров не дошли, ну и достаточно». В таком вот роде. В день очередного выхода с раннего утра я его разбудил, давай, мол, пошли, а он говорит, что ещё часочек можно поспать и т. п. Время упускать было нельзя, погода благоприятствовала, и я принял решение вторую половину акклиматизации проводить самостоятельно и на вершину идти в одиночку.

В день восхождения я встал пораньше, всё проверил: снаряжение, припасы, экипировку и тронулся в путь к вершине. С участка от 6800 метров пик Ленина имеет уклон более 60 градусов. Т.е. пришлось взбираться почти по отвесной скале. Почувствовал состояние высотной болезни. Сел отдохнуть, и чувствую, что ноги совсем не идут. Меня догнал паренёк из Москвы, а потом какая-то женщина. Ну, раз женщина смогла, то и я смогу. Собрав все силы в кулак, я встал и, не торопясь, пошёл к вершине. На высоте я расстелил флаг Шуи, заснял всё это на фото и видео. Снимал красоту окружающих гор, в том числе и пик Коммунизма и пик Корженевской. Это и придало силы для последнего рывка. Организм успокоился. Дрожь в ногах прошла. И я постепенно стал продвигаться к вершине. Появилась какая-то внутренняя энергия, которая толкала меня к вершине. Вышел на так называемые «поля», с которых до вершины был пологий подъём. На вершине я побыл минут десять. Сфотографировался и пустился в обратный путь, т. к. уже стало вечереть. Вот и всё.

— Но не все ваши восхождения были удачливы. Николай Павлович, вы удовлетворены вашим восхождением на Эльбрус?

— Не скажу, что полностью удовлетворён. Задача, которая была поставлена всей экспедицией, в которой участвовали 17 альпинистов из Ивановской и Костромской областей, не выполнена. Не достигнута окончательная точка пути — высшая точка Европы вершина Эльбруса (5642 метров). Я единственный из экспедиции, кто поднялся на седловину, расположенную на высоте 5300 метров над уровнем моря. Экспедиция не выполнила намеченного по жёсткой причине. Были очень сильные ветры в эти майские праздничные дни, порывы достигали до 25–30 метров в секунду. Всего восемь человек добрались до точки в 5300 метров, но это были альпинисты из других регионов. Закон гор гласит: «Лучше 10 раз вернуться, чем один раз остаться!».

— Давайте, Николай Павлович, по порядку. Вы, как и планировали, поехали в экспедицию на автомобиле?

— Да. Мы поехали на двух машинах, я на своём вёз костромичей. 30 апреля выехала «Газель», а я с шестью пассажирами выдвинулся 1 мая ночью. По пути догнали первую машину. 2 мая около полудня, преодолев 1800 километров, мы уже прибыли к северному склону Эльбруса. Последние 60 километров ехали по горному серпантину. Моя машина — 2 часа, а «Газель» ехала эти 60 километров пять часов. В результате мы оказались на высоте 2500 метров.

— Сколько времени потребовалось экспедиции на подготовку к восхождению и акклиматизацию?

— Мы остановились в местечке Джиласу, где прямо из горы бьют нарзановые источники, температура в которых и зимой, и летом плюс 21 градус по Цельсию. Естественно, не удержался и искупался я пару раз в серебряных источниках. Скажу честно, такого очищения тела, такого расслабления мышц за 5-7 минут купания у меня никогда в жизни не было.

В XIX веке группой альпинистов под руководством француза Мануэля именно с этого места Эльбрус был впервые покорён. Именно по этому маршруту мы и пытались пройти. Поднялись на высоту 2900 метров, где у нас была первая ночёвка. Расположились на поляне бывшего немецкого аэродрома. На следующий день стали подниматься дальше и через три дня на высоте 3800 метров оборудовали базовый лагерь. Затем поднялись до отметки 4500 метров. Это было 6 мая. За день до этого у костромичей шквальные порывы ветра в клочья порвали палатку. Без палатки дальнейшее восхождение руководитель экспедиции посчитал невозможным. Не только мы, никто из других экспедиций не решился на штурм с северной стороны. 7 мая мы приняли решение спуститься и переехать на южный склон горы. Правда, это дополнительный крюк в 280 километров.

Южный склон проще по восхождению. Пока по серпантину пробирались к южному склону, начался ураган. Видимость нулевая. Гололёд. Четыре часа простояли, не могли даже тронуться. Едва стихло, 8 мая предприняли попытку штурма вершины. Добрались до отметки 4100 метров с трудностями, но без особых приключений. Разведка сделала пробный выход на высоту 4600 метров. Но дальше они не смогли подняться, т. к. ветер был просто ураганный. Пришлось им вернуться к нам.

9 мая планировали в 2 часа ночи сделать последний рывок. Но никто из экспедиции не рискнул выдвинуться в назначенный час. Тогда я собрался и в 3 часа ночи в одиночку вышел на штурм Эльбруса. Меня отговаривали, мотивировали тем, что в такую погоду — это самоубийство. В ходе подъёма по склону мне встретились ребята из Подмосковья на высоте 4600 метров. Они шли двумя группами: по 3 и 4 человека. Ветер был настолько сильный, что у меня сдуло палку-посох. Поднялись мы только до высоты 5300 метров. Видя, что творится вокруг, решили дальнейший подъём прекратить. Ещё один момент, который нас остановил: 6 мая на полке восточной вершины при восхождении пятерых альпинистов снесло в пропасть. Они очень сильно поранились. Спасатели их достали, но ребята получили многочисленные травмы. А накануне этого снесло альпиниста уже при спуске вниз, который в результате падения погиб. Горы ошибок не прощают. Минус 10 градусов плюс ветер 20 метров в секунду — это приравнивается к 30 градусам мороза на равнине. Честно сказать, двое рукавиц не спасали руки от холода, пальцы и ладони немели. Хотя экипировка в целом была отличная. Надо учесть, что за плечами у нас были рюкзаки весом в 32 килограмма. Там всё необходимое для ночёвки: палатка, спальник, горелка, сухое горючее, продукты и пр. Одни горные ботинки весят 4 килограмма.

На склоне горы на высоте 5300 метров я установил флаги Шуи, Приволжска, Ивановской области и любительского лыжного Союза, президентом которого я являюсь. Боевые награды моего папы, Крупина Павла Алексеевича, орден Славы 3-й степени и Отечественной войны 2-й степени тоже побывали на этой высоте, как наши семейные реликвии.

— Как проявила себя в этой экспедиции шуянка Евгения Павлова?

— Из 5 женщин в нашей экспедиции Женя Павлова была самой подготовленной, в отличной физической форме. И, как коммуникабельный человек, она проявила отличные качества характера, являясь примером для других.

— Каковы ваши планы на будущее?

— Это моё четвёртое восхождение. Честно скажу, подниматься на Памир было легче, чем в этот раз на Эльбрус. Что касается планов, то на Казбек подняться тоже не помешало бы.

В северных предгорьях Эльбруса в 1942-1943 годах шли ожесточённые бои с немецко-фашистскими захватчиками. Лучшим подразделениям горных стрелков Гитлера, благодаря мужеству и отваге наших бойцов, так и не удалось перевалить через Большой Кавказский хребет и захватить Кавказ. Обороной Кавказа руководил Л. П. Берия. Непосредственно возглавлял войска генерал Иван Иванович Масленников.

Сейчас у Николая Павловича относительно спокойный период. С 2015 г. Крупин на больших высотах не был, но каждый год проводит несколько дней в горах в Турции в горном массиве в районе Даламана.

Доходит порой до анекдотических случаев. В прошлый раз Николай Крупин установил флаг России над аэродромом войск НАТО. Высота горы более 600 метров. Турецкие власти, говорит рассказчик, попытались флаг убрать, но он установлен на вершине в почти недоступном месте. Николай Павлович смеётся, мол, долго и гордо будет развиваться наш флаг в этом месте.

В сентябре 2018 года планирует Н. П. Крупин вновь подняться (участвовать в команде) на Эльбрус с южного склона. Следует отметить, что Крупин – самый возрастной участник формируемой из 4-х человек команды. И единственный шуянин, остальные — ивановцы.

Недавно у Николая Павловича появилось новое увлечение. Альпинизм привёл к занятиям горным бегом. Крупин стал двукратным чемпионом России в 2013 и обладателем Гран-При РФ в 2013–2014 гг. В 2015 г. — 2-е место. В настоящее время Николай Крупин — лидер Гран-При России. Из 14 этапов участвовал в 6. Два этапа, которые проходили в Новороссийске и посёлке Дёмино Ярославской области, выиграл.

Конечно же я, зная, что новогоднюю ночь Николай Крупин проводит экстремально — то в заснеженном лесу, то в водах Азовского моря, купаясь в 12 километрах от берега, спросил о планах на грядущий праздник.

– 2019 год я хочу встретить так, чтобы воспоминания остались не только у меня, но и у членов моей семьи.

От 7 Августа Владимир БАБАЙКИН

Авторизуйтесь, чтобы оставить свой комментарий