year
  1. Адрес: 155900, Ивановская область,
  2. город Шуя, улица Свердлова, дом № 6.
  3. Телефон/факс: +7 (49351) 33-100.
  4. Электронная почта: verstka@mspros.ru
  5. Издательство «Местный спрос» ©
Статистика смертности в регионе грубо искажается - «Местный спрос»

Статистика смертности в регионе грубо искажается

Публикация «МС» от 13 марта, посвящённая проблемам медицины в Шуйском районе, оказалась востребованной на федеральном уровне.

Статистика смертности в регионе грубо искажается

25 апреля в Иванове прошёл круглый стол по проекту «Сельское здоровье». Среди участников — директор Фонда «Здоровье», член Общественной палаты РФ и член Центрального штаба ОНФ Эдуард Гаврилов, представители департамента здравоохранения, Фонда социального страхования и Территориального фонда обязательного медицинского страхования, руководители районных больниц, общественники, сельчане, пресса. Приглашён и «Местный спрос», поскольку мы одними из первых в области обратили внимание на ситуацию с медобслуживанием сельских жителей. А поводом для публикации стала озвученная Владимиром Путиным задача по восстановлению в шаговой доступности первичной медицинской помощи на селе. По следам обращения Президента департамент здравоохранения Ивановской области уведомил, что на развитие медпомощи в сельской местности федералами дополнительно выделяется около 70 миллионов рублей. На них-то и предполагалось поднять из руин те самые ФАПы, которые в последние десятилетия повсеместно закрывались в связи с нерентабельностью. Публикация в «Местном спросе» (№ 11 от 13 марта 2018 года — примечание редакции) как раз и была призвана обратить внимание чиновников на бедственное положение медицины в Шуйском районе.

Но мы не предполагали, что собранная нами информация окажется востребованной на федеральном уровне.

Итак, на круглом столе в областном центре был поднят единственный и весьма актуальный вопрос о качестве работы региональных медицинских учреждений по итогам прошедших лет и о ходе выполнения поставленной Президентом задачи — обеспечить медицинскими учреждениями (ФАПами и ФП) деревни и сёла с населением 100-2000 человек. А в населённых пунктах с менее чем 100 жителями — организовать мобильные медицинские комплексы с автомобилями повышенной проходимости, оборудованными современной диагностической аппаратурой. При этом все медицинские учреждения должны быть связаны в единый цифровой контур с районными и областными больницами. Срок исполнения — 2018-2020 годы.

Как на сегодняшний день в Ивановской области обстоят дела с реализацией поставленной Президентом задачи? Сразу скажем — пока никак! Слово по теме повестки дня взял Эдуард Гаврилов и заявил, что Общероссийский народный фронт берёт под контроль выполнение этого поручения на местах и разрабатывает «Народную карту доступности медпомощи», опираясь на работу местных активистов. Стало очевидно, что принятая правительством в 2013 году реформа оптимизации здравоохранения воплотилась на местах в сокращениях, слияниях, объединениях и увольнениях. Порочная практика оказала медвежью услугу медицине в стране: доступность медицинской помощи сократилась, а смертность населения увеличилась, особенно в сельской местности. Ивановская область, как оказалось, по этим показателям бежала впереди планеты всей! Наш регион умудрился занять пятое место снизу по смертности населения.

Эдуард Гаврилов заострил внимание и на вопросе о том, в каких именно населённых пунктах будут воссозданы медицинские пункты. Вопрос этот непраздный. Дело в том, что геоинформационный портал Министерства здравоохранения опирается исключительно на данные, предоставленные областными чиновниками. И тут выяснилось, что сведения, которыми обладает Министерство по этой ситуации в нашем регионе, не совпадают с реальной картиной. Скажем, в Ивановской области, по данным департамента, необходимо открыть только шесть ФАПов! Однако «фронтовики», накануне совещания посетив указанные населённые пункты, обнаружили, что в пяти сёлах из списка указанных фельдшерско-медицинские пункты благополучно существуют с давних времён. А о тех деревнях, где ФАПы могли бы функционировать, они или закрылись, или работают чисто формально, сведений нет. То есть напрашивается неоспоримый вывод о том, что некорректные данные никак не проясняют вопрос, сколько же медицинских учреждений шаговой доступности нужно открывать в Ивановской области. А ведь собрать сведения на местах можно было за пару дней! Отчего это не было сделано?

Второй очень грустный момент, сопровождавший ситуацию на круглом столе, – искажённая статистика смертности. Да, статистические данные за 2017 год выявляют в регионе высокую смертность. Но кодировка показателя смертности населения шла с грубейшими нарушениями. Так, число умерших по «прочим причинам» (неясный диагноз или старость) составило 31% (при норме не более 2%). И этот показатель занял второе место после сердечно-сосудистых заболеваний, обогнав онкологию, занявшую в регионе 3-е место по смертности. Такого не может быть в нормальной статистике! Люди не умирают от остеохондроза и прыщей в носу! Настораживают в областной статистике и такие факты, как высокий процент смертности на дому и очень низкий процент вскрытия умерших — всего 3,5% (99 из 8 663 умерших). Тревожным симптомом является и возрастающее ускоренными темпами число жителей Ивановской области, страдающих психическими заболеваниями. Отмечено и разительное расхождение между средней заработной платой врачей в регионе — 41 тысяча руб-лей — и реальной зарплатой сельских медиков. У сельского фельдшера, к примеру, зарплата — 13 тысяч рублей, у врача общей практики — 18 тысяч. Согласитесь, разница огромная. Прозвучала информация и о недопустимо высоком количестве сокращённых ставок, особенно на селе, при увеличении числа совместителей. Плачевными выглядят и показатели оснащения ФАПов диагностическим оборудованием последнего поколения. Представители ОНФ поставили вопрос о необходимости наведения порядка во всех перечисленных выше проблемах. Поэтому первое обращение на совещании звучит в адрес руководителя департамента здравоохранения Ирины Березиной. А именно: в каких населённых пунктах планируется открыть ФАПы и как идёт подготовка определения площадок под модульные комплексы. Ирина Геннадьевна сообщила, что один передвижной мобильный медицинский комплекс получит Шуйская ЦРБ. Планируется также закупить четыре модульных ФАПа, но пока неизвестно, в какой деревне их установят. Однако совершенно однозначно — потребность Ивановской области в учреждениях шаговой доступности на селе значительно больше, чем четыре единицы модульных конструкций и один мобильный комплекс. И ещё прозвучал вопрос: на что департамент здравоохранения планировал потратить выделенные 69 миллионов рублей, если в Ивановской области намечался лишь один населённый пункт для открытия медицинского учреждения первого звена? При этом расходовать эти средства на иные нужды, например, машины скорой помощи, не предусмотрено. Департамент здравоохранения обещал завершить ревизию к 1 июня.

Кстати говоря, доступность медицинской помощи на селе — это не только установка модульных комплексов, это ещё и дороги. Нет никакой уверенности, что даже самая современная карета скорой помощи доберётся, например, до деревни Харитоново Шуйского района. Бездорожье в этой деревне (и не только в этой!) вопиющее — трактора увязают в трясине! Дошло до того, что по разбитым дорогам Шуйского района сельские Кулибины готовы доставлять больного к докторам на самодельном оборудовании – носилках, совмещённых с двумя велосипедами. Иначе говоря, проблему медицинского обслуживания жителей района нужно решать совместно с региональным департаментом дорожного хозяйства.

Но и дороги, вернее, их отсутствие, не последняя острая проблема медицины на селе. Кто будет работать в новых медицинских комплексах фельдшерами и медсёстрами, если и сегодня даже в таких «цивилизованных сёлах», как Сергеево и Остапово, вакансии медиков пустуют? Один-два раза в неделю приём ведут совместители из других фельдшерско-акушерских пунктов. В остальное время «постоянное рабочее место» пустует. Можно ли в этой ситуации вообще ставить вопрос о качестве медицинского обслуживания? А ведь «земский врач» — единственный специалист в деревне, который в любое время суток безотказно оказывает медицинскую помощь. Недаром активисты ОНФ говорят о необходимости возрождения престижа профессии сельского медика. Сегодня фельдшером работает только «больной» своим призванием человек. Не пора ли государству прекратить эксплуатировать энтузиазм одиночек и начать оценивать самоотверженный труд достойно? А то ведь человек в белом халате даже на уважение не может рассчитывать сейчас, ибо на все насущные просьбы ответ ему один: не нравится — уходите, не держим! А надо бы уже и «удерживать» тех, кто готов был работать на селе, но уволился по каким-то причинам! Удерживать высокой заработной платой. Надбавка к окладам сейчас (максимум 3,5 тысячи рублей) зависит от плана — задания по количеству обращений. Полный бред — привязать заработок медиков к количеству принятых пациентов!

Удерживать надо возвращением льгот по оплате коммунальных услуг, как это было в СССР, утверждением звания «Ветеран труда» лишь только за то, что «земский врач» десять лет отпахал на благо здоровья нации. Основываясь на мнении работающих фельдшеров, необходимо поставить вопрос и о сокращении никому не нужной бумажной отчётности, дав возможность фельдшеру отдохнуть после напряжённого рабочего дня, а не корпеть над бумагами до заката! И уж, конечно, важно обеспечить фельдшеров надёжным всепогодным транспортом. И это вопрос давно назревший! Следует вернуть и ставку помощника фельдшера — когда медик уходит к больному или уезжает в город на совещания, медицинские пункты закрываются на замок.

Да, вопрос кадрового голода при низких зарплатах и возрастающей нагрузке становится актуальной и, пожалуй, первостепенной проблемой. Ведь даже несмотря на программу «Земский фельдшер», которая предусматривает выделение молодому специалисту 500 тысяч рублей, выпускники медицинских колледжей имеют иные планы на будущее, а если и приходят работать в село, то вскоре бегут из захолустья. И здесь мы озвучим разумное мнение руководителей ЦРБ, считающих, что основным условием зачисления студента на бюджетное обучение в медицинском колледже должно стать заключение договора о дальнейшем месте его работы. Другими словами, давно пора вернуться к системе «отработки по направлению». В общем, круглый стол обозначил краеугольные перспективы. Однако решать проблемы региональному правительству придётся. Похоже, пора делать ставки на тех руководителей, которые болеют за дело, трудятся во благо людей, а не ради личных преференций и не занимаются очковтирательством.

А теперь подведём итог по Шуйскому району: на данный момент у нас функционируют 16 ФАПов и в четырёх крупных населённых пунктах есть офисы врачей-терапевтов. Ситуация меняется к лучшему. На постоянной основе принят на работу фельдшер в деревню Милюковка. В ближайшее время появится фельдшерский пункт в деревне Гнездилово. Обещано, что вот-вот примут на постоянную работу фельдшера в деревню Остапово. Мелкие населённые пункты тоже не брошены, поскольку жители прикреплены к тем или иным сельским учреждениям, но… Прямое автобусное сообщение между деревнями зачастую отсутствует. Согласно новым ориентирам по численности населения, в Шуйском районе требуется восстановить не менее восьми ФАПов, оборудованных по последнему слову науки, дооборудовать приборами современной диагностики существующие, а также приобрести передвижные медицинские комплексы. Определиться с деревней Филино — население 2887 человек. В одиночку Шуйской ЦРБ этот груз не потащить — нужны федеральные программы, жёсткий контроль над их исполнением и взаимодействие абсолютно всех ведомств, от работы которых зависит решение насущных вопросов села.

И напоследок: жители села Сергеево убедительно просят обеспечить их ФАП постоянно работающим фельдшером. Совершать пациенту «вояжи» из села Сергеево в село Афанасьевское через Шую, согласитесь, не дело...

От 3 Мая Любовь СМИРНОВА, фото автора и Ирины КАЛИНИНОЙ.

:e1 :e2 :e3 :e4 :e5 :e6 :e7 :e8 :e9 :e10 :e11 :e12 :e13 :e14 :e15 :e16 :e17 :e18 :e19 :e20 :e21 :e22
Оставьте свой комментарий