year
  1. Адрес: 155900, Ивановская область,
  2. город Шуя, улица Свердлова, дом № 6.
  3. Телефон/факс: +7 (49351) 33-100.
  4. Электронная почта: verstka@mspros.ru
  5. Издательство «Местный спрос» ©
Последний герой - «Местный спрос»

Последний герой

12 марта исполняется 100 лет со дня рождения Героя Советского Союза Николая Ивановича Котова.

Последний герой

Это был самый скромный и самый замалчиваемый местной властью Солдат Великой Страны. Причина тому была банальна — он выпивал. Ревнителей нравственности и чистоты партийных рядов хватало, и он был вызван в горком партии. «Разбор полётов» был жёстким и принципиальным, пока один из присутствующих товарищей не выкрикнул: «Да что мы его слушаем, пропил он давно свои ордена!». Николай Иванович молча встал и вышел. Через некоторое время вернулся, неся в пригоршне ордена и медали. Достал Золотую Звезду Героя Советского Союза, показал её присутствующим и сказал: «Видите? Больше не увидите!». Было это в середине 60-х годов прошлого века. С тех пор, почти на 20 лет, о Николае Ивановиче «забыли» — ни слова в прессе, ни портрета во дворе военкомата… Котов же продолжал «малярить» в СМУ‑2. Ни у кого ничего не просил. Никому ни на что не жаловался, несмотря на то, что здоровье своё оставил на Моздоке, Тереке, Кубани, Днеп-ре, Березине, Буге, Висле, Эльбе, Шпрее…

13 октября 1984 года на имя Николая Ивановича Котова пришло Благодарственное письмо от ЦК компартии Украины, Президиума Верховного Совета и Совета министров, в котором его горячо и сердечно поздравляли с 40-летним освобождением Украины от немецко-фашистских захватчиков. Тем самым с «небытием» Николая Ивановича Котова было покончено, а прессе был дан «зелёный свет». Но далеко не всё, о чём поведал в 1984 году Николай Иванович Котов почти за трёхчасовую беседу, нашло отражение на газетных страницах. Повторюсь: шёл 1984 год.

… Лето 1941-го. Красная Армия вела тяжёлые оборонительные бои. Перед сержантом Котовым и его боевыми товарищами стояла задача перебросить на противоположный берег реки (он не назвал её) бое-припасы, а обратно перевезти раненых. Понтон был почти загружен. В это время к берегу лихо подкатила легковушка, из которой пулей выскочил офицер с большими комиссарскими звёздами на рукавах гимнастёрки. Лихо заскочив на понтон, потребовал: «Меня и машину с парой автоматчиков немедленно перевезти на тот берег!». Был он хорошо выпивши. Котов пробовал объяснить, что выполняет приказ и может выполнить последний только по возвращении с того берега. В ответ получил сильный удар в лицо. Рассказывая об этом, Николай Иванович как-то недоумённо, но грозно и тихо произнёс: «Меня… младшего командира Красной Армии по морде…». Не раздумывая, с правой, он ударил обидчика в челюсть… Только «хромачи» в воздухе мелькнули, и скомандовал: «Отваливай, ребята. На тот берег!» По возвращении его поджидал конвой…

В трибунале дело было рассмотрено быстро. Приговор гласил: «За оскорбление действием начальствующего состава Красной Армии во время боевых действий сержанта Котова Н. И. расстрелять». Расстрельная команда состояла из двух пожилых солдат. Отнеслись к Николаю они сочувственно. Дали лопату и разрешили самому выбрать место… Котов прикинул: вот вроде место повыше, приметное — груша растёт… К тому же налили полкружки спирта, сказав при этом: «Эх, парень… всё легче будет…». Рассказывал об этом Николай Иванович без надрыва. Даже как-то буднично: «Выпил. Отпустило. Копаю и плачу…». Откуда вдруг появился командир батальона, Котов не знал. Главное — вовремя. Быстро выяснив, что происходит и где находится трибунал, он, схватив Котова за руку, потащил за собой. Конвой только поспевал за ними. В блиндаже, где располагался трибунал, «оскорблённого действием» уже не было, а присутствующие мирно выпивали… Комбат рванул «ТТ» из кобуры, с криком «Вы что творите?!» резко опустил рукоятку пистолета на импровизированный стол из снарядных ящиков. Доски стола резко поднялись вверх, раскидав по сторонам вино и закуску… «Сержант Котов выполнял мой приказ, а за невыполнение там, на месте, я бы сам с ним рассчитался! Котов — мой лучший замкомвзвода… Если таких расстреливать, с кем в бой идти?». С тем, как сейчас говорят, стороны пришли к консенсусу. Беда миновала. Только в нашей армии существовала и по сей день есть высшая солдатская оценка своего командира, выраженная одним словом — батя!

Николай Иванович Котов с честью и в высшей степени достойно прошёл всю Великую Отечественную войну. 9 апреля 1985 года он скончался. С воинскими почестями был похоронен на Троицком кладбище.

Когда я работал над этим материалом, невольно вспомнил мужиков — солдат Великой Отечественной, с которыми довелось мне работать на «Шуйском пролетарии» и заводе химического волокна в 70-х годах прошлого века. Николай Григорьевич Метлин — бригадир РМЦ, Анатолий Иванович Усов — бригадир слесарей, Михаил Алексеевич Веденеев — сменный мастер цеха регенерации, Сергей Александрович Праведнов — сварщик, Геннадий Сергеевич Соснов — столяр, Герман Николаевич Федяшин — слесарь КИПиА. Все они в совершенстве владели несколькими рабочими специальностями. Безотказные и крайне порядочные люди.

Вечная вам слава, мужики!

От 13 Марта Александр КУЛЬКОВ, фото автора.

Авторизуйтесь, чтобы оставить свой комментарий