year
  1. Адрес: 155900, Ивановская область,
  2. город Шуя, улица Свердлова, дом № 6.
  3. Телефон/факс: (49351) 33-100, 3-04-94.
  4. Электронная почта: verstka@mspros.ru
  5. © Издательство «Местный спрос», год.
Прохладный зимний воздух пахнет свежестью - «Местный спрос»

Прохладный зимний воздух пахнет свежестью

Прохладный зимний воздух пахнет свежестью

Падает снег. Снег. Снег. Снег. Третий день неугомонный снег. Словно там, на небесах, открыли заслонку, а закрыть забыли. Вот поэтому снег и падает, и будет падать, пока весь не закончится. Уже засыпаны снегом все дорожки, укрыты все скамейки. По обочинам вдоль дорог выросли сугробы в человеческий рост, а снег всё продолжает падать. Уже стволы деревьев утонули в снежном пухе, уже на крышах домов лежат толстые снежные перины. А снег падает, падает.

От снежной белизны даже глаза слезятся, но до чего же празднично и хорошо кругом!

Людмила ЛАД


Пять девчонок- первокурсниц

Одесса. Голод на юге Украины. Карточная система по всей стране. Для нынешних студентов объясняю: выдавалась карточка, разделённая на маленькие клеточки. В каждой клеточке — наименование продукта. Хлеба служащим, студентам и детям полагалось по четыреста, а рабочим — по пятьсот граммов в день… Хлеб выкупали каждый день, чтобы не съесть сразу. Делили этот хлеб на три раза, а кто-то не выдерживал и съедал сразу. Крупы и сахар брали на несколько дней. Обедали в студенческой столовой за пять рублей. На первое было блюдо без названия: много воды, половина старого солёного огурца, две половинки подмороженной, противно-сладковатой и скользкой картошки, несколько крупинок «шрапнели» (перловки) и — ни жиринки. На второе — граммов 150 такой же перловки, гороха или пшеничной каши. И всё. И ели, потому что всё время хотелось есть.

Утром — чай, заваренный сухой морковкой, то же — на ужин. Полученный на три дня сахар съедали за полтора, так что чаще всего пили чай-водичку!

Иногда кому-нибудь приходила посылка. Присылали кукурузную муку, сало, сухофрукты и печёную сахарную свёклу. Из муки варили мамалыгу. Это южное национальное блюдо вроде крутой каши, которую вываливают на доску, режут верёвочкой на куски и, макая в растопленное сало, едят. Это очень сытное и вкусное блюдо. Свёклу резали на ломтики и пили с ней чай. Хватало этого дня на три. Мы были сыты и счастливы.

Но вечное чувство голода не мешало нам учиться, участвовать в самодеятельности и даже бегать на танцы. А танцевали мы под патефон вальсы Штрауса, фокстроты, краковяк, польку и вальс-бостон. Звучали песни Утёсова, Марка Бернеса.

Однажды одну нашу подружку Надю пригласил студент-экономист, очень высокий и тощий, а она была тоненькая и среднего роста. Они так красиво кружились в вальсе, что даже не заметили, как он закончился. Кто-то быстренько поставил вальс повторно. Пара продолжала вальсировать, танцевали они с упоением и в довольно быстром темпе, а окружающие с восторгом наблюдали за ними. Смолкла музыка и Надюша покачнулась, чуть не упав. Студент подхватил её на руки и усадил на стул. Трудно танцевать полуголодным, но молодость всегда берёт своё.

Воспоминания захлестнули, и захотелось рассказать о студентах послевоенного времени.

Студентами 1946-1947 учебного года были преимущественно ребята и девушки, прошедшие войну и даже не успевшие сменить военную форму на гражданскую. Были и только что окончившие школу. Они с завистью поглядывали на своих сокурсников, слушали их рассказы о фронтовой жизни. В общем, в студенческом коллективе царила дружба и взаимоуважение.

Весной 1947 года отменили карточки. Люди простаивали ночи у магазинов, чтобы купить хлеб. Больше одной булки в руки не давали. Мы втроём, меняясь, выстояли в очереди и купили… аж три буханки хлеба и впятером съели их за один присест. Нам казалось, что ничего вкуснее этого быть не может. Конечно, нам зажилось сытнее и радостнее.

Инна МИЛЕЕВА


Лучший брат никогда не подведёт

Мишка устало возвращался с «войны». Почти каждый день Шурка Чмырь вёл свой отряд на битву с врагами. За колхозом, в большой долине, они хранили всё своё оружие и две гранаты. Здесь недавно прошла настоящая война, и мальчишкам было где разгуляться. В этой долине были и окопы, и огромные воронки, и даже капониры. Были и снаряды, и мины, пацаны их не трогали. Больше полдня Мишки не было дома, но он знал, что его никто не ищет. Каждый занимался своим делом, и его отсутствие всегда оставалось незамеченным. Отец умер два года назад, мама целыми днями, от темна до темна, работала в колхозе, а сестрёнка и братья были заняты своими делами. Дома обычно был только старший брат, Александр. Мишке было 3 года, когда брата забрали в армию, и вот теперь, после 5 лет службы, он вернулся. Сейчас Мишка шёл домой, не спеша, медленно перебирая в памяти, что он сделал сегодня такого, за что может получить по шее от старших братьев. Вроде, ничего плохого не делал, но это ещё не повод, чтоб обошлось без подзатыльника. В семье Мишка самый младший и, может, поэтому ему попадало и от сестры,

и от Николая, и, конечно же, от Александра. Когда Мишка был ещё маленький, он, плача от очередной обиды, говорил:

— Вот вырасту, стану лётчиком и кину на вас бомбу.

Братья почему-то смеялись, и это злило ещё больше. Но сейчас Мишка уже вырос и повзрослел. Бомбу он кидать, конечно, не будет, но лётчиком станет обязательно. Скоро Мишке идти во второй класс. Но, честно говоря, идти в школу ему не хотелось. А зачем? Он и так всё знает! Да и скучно там. В классе надо сидеть тихо, внимательно слушать Веру Антоновну, что-то считать, записывать, рисовать. Вот перемена — это да! На перемене можно бегать, прыгать, толкаться. А можно Людку Кляйн дёрнуть за косички. Они у неё такие смешные торчат в разные стороны. Мишка задумался… Нет, он не будет дёргать её за косички, нехорошо это, да и рука у Людки тяжёлая. Он открыл калитку, вошёл во двор и остановился. На скамейке, под раскидистой яблоней, сидел Александр. Увидев Мишку, он поманил его пальцем:

— А ну, иди сюда!

— Зачем? — спросил Мишка.

— Дело есть.

— А бить будешь?

— Нет, не буду.

— Честно? — спросил Мишка, держа калитку на всякий случай открытой.

Брат его никогда не обманывал, а иногда даже доверял разогревать в консервной банке столярный клей и мазать этим клеем полотно, что было туго натянуто на деревянную раму. Это называлось грунтовкой. Потом, через несколько дней, Александр брал кисти, краски, садился перед этим полотном — и начиналось волшебство. Бывало, Мишка часами тихо стоял у него за спиной, наблюдая, как рождается новая картина.

Но сейчас он внимательно смотрел на брата, пытаясь по голосу определить, что его ожидает.

— Ну, иди, иди, не бойся.

— А я и не боюсь, — подойдя, Мишка шмыгнул носом. — Чего бояться?

— Ну, бояться есть чему, — Александр протянул ему раскрытую ладонь. 

— Ты знаешь, что это такое?

Мишка оцепенел! На ладони у брата лежал новенький взрыватель от немецкого снаряда, что Мишка спрятал два дня назад в печке. Он был уверен, что снаряд там не найдут, ведь летом эта печка не топилась. А вот то, что брат именно на этой плите клей разогревает, он как-то не учёл. Мысли вихрем проносились в голове. Он представил себе, как Александр разводит огонь, как всё больше подкладывает дрова, ставит на конфорку банку с клеем, как от взрыва разлетается кладка… Мишка вдруг чётко увидел на полу лежащего в крови брата, и ему стало страшно.

— Знаю, — Мишка поднял на брата глаза, полные слёз. — Я больше не буду.

— Ну, то, что не будешь, я верю. Да не расстраивайся ты так, — Александр слегка прижал Мишку к себе. — Всё цело и все живы. Ты лучше скажи, где ты это добро нашёл?

— Да там, на поле, за колхозом. Там весной немецкий склад нашли и взорвали. А эти взрыватели были в деревянных коробках, они разлетелись по всему полю.

Мы один в костёр положили, так гагахнуло!

— Ладно, с тобой всё понятно. Давай-ка договоримся, если что-то найдёшь,

сначала мне покажешь. Сам ничего не делай, и вообще, осторожней с такими вещами.

— А мы нет! Мы осторожно! — стал он уверять старшего брата.

… Мишка, укрывшись лёгким одеялом, лежал на старой кровати под раскидистым абрикосом и смотрел в ночное небо. Он любил разглядывать звёзды, но сейчас ему было явно не до них. Мишка снова и снова думал о том, что могло случиться, если б Александр не увидел этот взрыватель. Уже засыпая, он решил, что у него самый лучший брат в мире, и он никогда его не подведёт.

Пётр КАРАУШ

От 21 Февраля 2017 года Местный Спрос

:e1 :e2 :e3 :e4 :e5 :e6 :e7 :e8 :e9 :e10 :e11 :e12 :e13 :e14 :e15 :e16 :e17 :e18 :e19 :e20 :e21 :e22
Оставьте свой комментарий