year
  1. Адрес: 155900, Ивановская область,
  2. город Шуя, улица Свердлова, дом № 6.
  3. Телефон/факс: (49351) 33-100, 3-04-94.
  4. Электронная почта: verstka@mspros.ru
  5. © Издательство «Местный спрос», год.
Не покидает тревога за среду обитания…

Не покидает тревога за среду обитания…

Какие экологические проблемы испытывает наш город? На вопросы «МС» ответил Борис Борзых, председатель Шуйского экологического союза.

Не покидает тревога за среду обитания…

— Борис Андреевич, наступивший год посвящён в России экологическим проблемам. С целью улучшения «общей экологической картины» в стране планируется проведение 168 мероприятий, в том числе и регионального значения. Среди них различные форумы, слёты, совещания. Давайте назовём актуальные для Шуи темы обсуждений…

— Если честно, я не жду каких-то прорывных результатов от проведения Года экологии. Но проводить всё равно надо, важно любое привлечение внимания к проблеме защиты нашей среды обитания. Но только не к теме пресловутого глобального потепления, которое мы, кстати, этой зимой и не ощущаем. России эта тема навязана, она противоречит научным данным и сдерживает наше экономическое развитие. Сами по себе парниковые газы не вредные, с нашей территории выбросов парниковых газов нет, более того — наши леса поглощают чужие выбросы. Боюсь, как бы выделенные на Год экологии деньги не ушли на «борьбу с тенью».

Обсуждать нужно действительно важные проблемы, и все они касаются местных сообществ. Это загрязнение воздуха и воды, накопление мусора, разрушение природных экосистем, фальсификация продуктов питания. И я бы добавил сюда ещё загрязнение культурной среды. Виновников здесь три: государственные органы власти зачастую не соблюдают установленные ими же законы и правила, бизнесмены выжимают прибыль любой ценой, а население потихоньку «гадит под себя». Не все граждане, конечно, но уровень экологической культуры пока ещё невысок.

— Мероприятия в Год экологии объединяют в две группы: экология — в общем и оптимизация системы заповедников. Нас всех коснётся, конечно, общая экология: воздух, вода, чистота окружающей среды. Ведь заповедников в Шуе и Шуйском районе нет. К счастью, хоть леса в регионе не все истребили…

— Да, заповедников и особо охраняемых природных территорий в Шуйском муниципальном районе не имеется, но состояние лесов удручающее. Должного контроля со стороны государства нет. Лесной надзор у нас в начале 2000‑х годов был сведён к минимуму. Поэтому прежде чем говорить о защите экологии, государство должно присмотреться к себе и оздоровиться само. Сейчас технический прогресс предоставил лесникам возможность контролировать порубки недорогими беспилотниками с воздуха. Проблема — в желании этим заниматься.

— Затронем проблемы экологии города. И начнём с воздуха, поскольку основного источника загрязнения — автотранспорта — у нас чересчур много. И не только транспорт…

— Согласен, что в Шуе ещё есть проб-лемное по вредным выбросам предприятие — завод «Эггер». Слава богу, его расширение удалось затормозить на уровне первой очереди с небольшим «довеском». Горожанам он реально мешает своими специфическими запахами. Наличие запаха — признак превышения соответствующих ПДК, и никакие показания приборов спорить с нашими носами не могут. В составе выбросов — три канцерогена. Это формальдегид, древесная пыль и бензапирен. Последний, кстати, имеет наивысший класс опасности, и он никем в Шуе не контролируется — ни экопостом, ни выездными специалистами «Промэнергоремонта». Я уже писал в вашей газете о том, что главный санитарный врач России периодически снижает свои же требования к качеству воздуха в населённых пунктах. Но есть ещё и Росприроднадзор, который тоже «отличился»: в действующем разрешении на выбросы от 2013 года, например, бензапирен не обоснован. Все вопросы шуйских экологов к работникам этой службы по бензапирену (а также по незаявленным вредным веществам) остаются без ответа. На этом «поприще» отличился в своё время и Ростехнадзор. Сбился со счёта, сколько раз мы судились с ним по поводу «косяков» в выданных им разрешениях и в заключении государственной экологической экспертизы. Ни одно из наших замечаний опровергнуто не было. Приносить здоровье населения в жертву интересам бизнеса — это не государственная позиция.

— А вода? Не менее важно для здоровья, какую воду мы пьём…

— Тезу давно пора чистить. Я, например, летом с лодки выгребаю водную растительность. Но вручную много не сделаешь. Городским властям нужно искать средства для найма земснаряда.

— Как вы считаете, Борис Андреевич, состояние водонапорных сетей имеет отношение к экологии?

— Что касается состояния водопроводных сетей, безусловно, это влияет на здоровье. Но в целом я бы не назвал положение угрожающим. Воду непосредственно из-под крана, конечно, пить не стоит, нужно её отстаивать от хлора, фильтровать и кипятить.

— Много говорится у нас в стране и о пассивности граждан. Да только не отгородиться человечеству отдельным высоким забором от вредных веществ, микробов и грязи. А инфекции гуляют одна за другой. В этом вопросе на какие проблемы следует обратить внимание?

— Граждане у нас пассивны. На субботники по уборке территории выходят неохотно, а мусор бросать, где попало, в том числе из окон и машин — это запросто. Даже один большой шуйский начальник засветился. Я не знаю, как с этим бороться. Мы предлагали в местах несанкционированных свалок ставить видеокамеры и серь-

ёзно наказывать нарушителей, но воз и ныне там. Этим должна заниматься городская власть. Ну, и необходимо усилить воспитательную работу со школьниками.

— Раздельный сбор бытовых отходов у нас не планируется. Даже сбор использованных ртутных ламп организованно наладить не могут…

— Ссылки на вечную нехватку денег, честно говоря, уже надоели. Проблема опять в государственных органах. А ведь можно предписать: новую лампу продавать только в обмен на старую. С мусорной темой то же самое — полумеры. Например, строительство мусоросортировочных заводов (планируется три на область) — это дело хорошее, но при одном условии. Эти заводы должны быть именно сортировочными, а не мусоросжигающими. Сжигать мусор, в котором может содержаться всё, что угодно, в том числе ртуть, кадмий и ПВХ, категорически нельзя! Но в речах наших лидеров я постоянно слышу слово «мусоросжигание». Поэтому не покидает тревога за нашу среду обитания.

— Шуяне считают опасным зарастание территорий борщевиком. Причём, местные экологи во власти полагают, что проблема нерешаемая.

— Она решаема, но не теми способами, которыми её пытаются решить некомпетентные чиновники. Выделяют где-то какие-то деньги на окашивание, результат — нулевой. Косить его абсолютно бесполезно. Этот зелёное чудовище погибает только после подсекания центрального корня ниже уровня почвы, и делать это надо, пока не завязались семена. Взять, например, наш город. Если есть желание действительно избавиться от напасти, нужно разбить территорию на участки (в зависимости от засорённости борщевиком) и назначить ответственное лицо на каждый участок. Оплачивать работу только по конечному результату — полному отсутствию борщевика. Эффективность этого способа проверил на собственном опыте — микрорайон Победа и деревня, где у меня огород, очищены полностью. На большее, конечно, сил не хватает. Учитывая, какое количество граждан сидят без работы, думаю, желающие найдутся. Несколько лет человек при деле. Работа несложная, хотя и требует осторожности.

— Борис Андреевич, согласны ли вы с мнением наших читателей, что есть такие проблемы экологии, которые создали искусственно?

— Вполне. Это ГМО. Их просто надо запретить (кроме использования в лекарственных и научных целях). Мало того что ГМО-культуры портят почву, убивая её микрофлору, продукты питания тоже стали небезопасными. В законе «Об охране окружающей среды» есть пункт о том, что любая деятельность считается опасной, пока не доказано обратное. Так вот, безопасность ГМО-продуктов для будущих поколений не доказана. Должно смениться несколько поколений, тогда будет ясно. А если эти будущие поколения просто не родятся из-за ГМО? Кто и кому будет предъявлять претензии? Это игра со смертью. И, раз уж речь зашла о продуктах, нужно добиваться полного запрета гидрогенизированных жиров, то есть маргарина — продукта противоестественного, вызывающего целый букет заболеваний. Например, уже лет двадцать слышу, что Аньковский молокозавод регулярно попадается на добавках маргарина в сливочное масло. И ничего, продолжает работать.

– 2013 год проходил в нашей стране под громким лозунгом охраны окружающей среды. Результаты, скажем откровенно, малоэффективные. Второй заход в одну и ту же реку плоды полезные принесёт?

— А что делать? Основная проблема — в государстве. Оно у нас ещё не научилось мыслить экологически — во всех смыслах. Патриотизм не сводится только к поддержке Вооружённых Сил. Защита природной и культурной среды не менее важны. И здесь у нас успехи более чем скромные, особенно во второй части. Чрезмерная открытость опасна. У любого организма, в том числе общественного, должны быть в порядке «кожа» и «иммунитет».

— На всевозможные мероприятия по защите экологии планируется потратить 166 миллиардов рублей. Местные экологические союзы могут рассчитывать на материальную поддержку? Как правило, именно на местах активисты первыми начинают бить тревогу.

— В теории это было бы неплохо. Но на практике не всегда порождает положительный эффект, скорее, дополнительные проблемы, например, с отчётностью. У нашей организации, например, нет даже банковского счёта. Это было сделано сознательно с самого начала. Когда нужно что-то оплатить — госпошлину в суд, билеты на автобус или почтовые отправления, мы просто скидываемся. Экологам-общественникам, в первую очередь, не хватает полномочий.

Ресурсный потенциал России имеет планетарное значение

Экологическое направление как приоритетное заложено в стратегию научно-технологического развития России. Работа предстоит долгосрочная — на 20, на 30 лет и более. «На потом» откладывать уже невозможно. Ресурсный потенциал России имеет планетарное значение. Наша страна располагает колоссальными запасами пресной воды, лесных ресурсов и выступает как экологический донор мира, обеспечивая ему почти 10 процентов биосферной устойчивости.

Человечество накопило огромное количество экологических долгов и продолжает испытывать природу на прочность. Это отражается и на самих людях. Каждый год в мире умирает 7-8 миллионов человек в результате загрязнения атмосферного воздуха и воздуха помещений. Половина городского населения в России живёт в условиях высокого уровня загрязнения воздуха. Вклад автотранспорта: и личного, и общественного — составляет от 50 до 90 процентов. Значительная часть поверхностных вод оцениваются сегодня как «грязные» и «экстремально грязные». Семь процентов россиян не обеспечены качественной питьевой водой. Практически во всех регионах сохраняется тенденция к ухудшению состояния почв и земель. Общее количество отходов производства и потребления составляет сейчас свыше 30 миллиардов тонн. Такие свалки занимают почти 48 тысяч гектаров.

Ключевой вопрос — достижение кардинального снижения выбросов вредных веществ в атмосферу, их сбросов в водоёмы и в почву, прежде всего, за счёт технологического перевооружения промышленности. Полагаю, что бизнес услышит меня, требования о внедрении таких технологий не будут откладываться.

Из выступления президента РФ Владимира Путина на Государственном совете по вопросу

экологического развитии Российской Федерации в интересах будущих поколений.

От 4 Января Спрашивала Любовь СМИРНОВА.

Просмотров: 2095

:e1 :e2 :e3 :e4 :e5 :e6 :e7 :e8 :e9 :e10 :e11 :e12 :e13 :e14 :e15 :e16 :e17 :e18 :e19 :e20 :e21 :e22
Оставьте свой комментарий