year
  1. Адрес: 155900, Ивановская область,
  2. город Шуя, улица Свердлова, дом № 6.
  3. Телефон/факс: +7 (49351) 33-100.
  4. Электронная почта: verstka@mspros.ru
  5. Издательство «Местный спрос» ©
История Строительства железной дороги«Шуя – Южа – Южгрэс» - «Местный спрос»

История Строительства железной дороги«Шуя – Южа – Южгрэс»

Часть 16. «С родными не работай, с подчинёнными не пей».

История Строительства железной дороги«Шуя – Южа – Южгрэс»

Последний эпизод из жизни нашей стройки на «Шуе — Юже» относится к октябрю 1930 года. Осень была дождливой, уровень воды в реке Тезе поднялся, угрожая затопить правобережный устой. Там «гвардейцы» бригады Назарова кончили бетонные работы. Надо было спешить, так как вода в реке угрожала затоплением котлована. А это значило бы на несколько месяцев задержать затопление стальмоста. Я пришёл к бригаде Назарова, описал угрозу затопления котлована, предложил немедленно обложить берега котлована мешками с глиной, а самим формировать работы. В это время в стране шёл третий год первой пятилетки. В те годы требовалась от рабочих ударная работа, а ударников труда славили. «По косности, стари и лени, Чем жил буржуазный уклад, Ударим, ударим, ударим! Примером ударных бригад!» — писал поэт Жаров.

Наши рабочие и особенно рабочие стальмоста все были не только ударниками, а сверхударниками. В ответ на моё обращение к бригаде выступил рабочий этой бригады Машиннов. Это могучий, беззаветно преданный своему труду и работе рабочий; это тот самый рабочий, который на строительстве городского Октябрьского моста в мороз более 25 градусов при прорыве шпунта бросился в холодную воду с паклей и молотком в руках, чтобы задраить прорану. Он выступил и очень коротко сказал:

— Оно, конечно, ударничество… Но к тому же и покурить надыть. А насчёт мосту, Николай Иванович, не сумлевайтесь, к тому же и бабы дома есть…

Его короткая и непонятная для посторонних речь была одобрена бригадой бурными аплодисментами. Я её тоже понял. Дело в том, что 1930 год был годом разрушения нэпа, годом начала широкомасштабной борьбы за ликвидацию кулака как класса. В городе закрывалась частная торговля, пропали табак и курево. В то же время на днях на склады нашей стройки для поощрения рабочих и ИТР губисполком и областные торговые организации прислали вагон махорки и два вагона мануфактуры. Рабочие, конечно, об этом узнали. Вот они и просили меня в своём оригинальном выступлении — «к тому же и покурить надо», то есть дать им табаку, а также напоминание о том, что дома «бабы есть». У наших рабочих была традиция, когда они уезжали с заработков домой, они покупали жёнам, матерям или другим родственникам-женщинам мануфактуры на платья. В ответ на обращение Машиннова я обещал бригаде, как только она выполнит задание, каждому рабочему по пачке махорки и подарок домашним женщинам — мануфактуру на платье, а бригадиру и звеньевым — ещё и на рубашку. Рабочие выполнили задание в два дня. Я тут же дал указание Дрязгову А. Д. выдать бригаде обещанное.

Я всегда помнил своего учителя по Октябрьскому мосту, главного инженера Степанова М. Д., который учил: «Никогда не обманывай рабочих, даже в том случае, если ты ошибся», а также ещё одной истине: «С родными не работай, с подчинёнными не пей».

От 19 Июля 2016 года Рукопись Н.И. Власова подготовил к печати Борис СИДОРОВ.

:e1 :e2 :e3 :e4 :e5 :e6 :e7 :e8 :e9 :e10 :e11 :e12 :e13 :e14 :e15 :e16 :e17 :e18 :e19 :e20 :e21 :e22
Оставьте свой комментарий